Лала Миминаки
Beat The Devil's Tattoo
21.10.2010 в 01:16
Пишет Nanna-chan:

Candy & Halloween
Название: Тебе страшно?
Автор: Nanna-chan
Бета: Flaming girl
Фэндом: Наруто
Пейринг: СаскеНаруто
Рейтинг: NC-17
Жанр: сказка в честь Дня Всех Святых, АУ
Размер: мини
Состояние: закончен
Дискламер: Все принадлежит Кисимото-сенсею, мои только тараканы в голове и сюжет, как побочный результат деятельности этих самых тараканов.
Саммари: однажды на Хэллоуин…
Предупреждения: Ну, стандартный набор – АУ, ООС и много моих странностей)
Разрешение на размещение: Пишите, договримся ^__-
Критика: жду с нетерпением, но исключительно конструктивного характера.
От автора: хотел дождаться хотя бы праздничной недели, но не удержался и как обычно выложил сразу после написания.... надеюсь ,мне удалось все что я задумал)



***
Этот вечер был заранее обречен стать малоприятным.
Саске с друзьями выехал на охоту, решив развеяться перед вечерним торжеством в честь жутковатого, но крайне веселого праздника. Дня Всех Святых.
Поместье было украшено тыквами с прорезями глаз и зубастых ртов – внутри уже трепетали огоньки восковых свеч, медленно оплывающих и то и дело меняющихся слугами, - конфетами, лежащими в котелках горками, клетками с летучими мышами – одну старший сын семьи, ужасно любящий этот праздник, распорядился повесить у парадного входа, а другую в гостиной.
Сам Саске, не отличающийся особым рвением к празднованиям, и особенно ко Дню Всех Святых, рассчитывал пересидеть обязательные полчаса с гостями, а потом удалиться к себе в комнату, что приводило старшего брата в священный ужас.
Теперь же, продираясь сквозь цепкие терновые кусты, царапающие руки и лицо и оставляющие зацепки на шерстяном кафтане и брюках, Саске думал, что это расплата.
Охота удалась на славу: он в компании Дзюго и Неджи загнал молодого оленя – летели верхом за этим прохвостом пол-леса, утопая в диком лае охотничьих собак.
Потом решили возвращаться домой, да оставили в лесу одну собаку – видно зацепилась ошейником за что-то и выла из чащи. Саске, отправив друзей вперед, вернулся за псом, в уме перечисляя тех, кто ушел домой вместе с Неджи и Дзюго, и с пугающей ясностью понял, что все были на месте.
Молодой граф не успел даже осадить коня, чтобы развернуть того и быстрей вернуться в поместье, когда прямо под копыта из кустов вылетел здоровущий волк.
Конь тут же поднялся на дыбы и перепугано заржал. Волк клацнул челюстью, рыча и вздыбливая сизую шерсть на загривке, и иноходец, взбрыкнув, скинул своего седока на землю и ринулся прочь.
У Саске от удара о землю вышибло весь воздух из легких, а в глазах потемнело. Дернувшись, парень резко сел, мгновенно поняв ситуацию, конь сбежал, оставив его на растерзание волку. Брюнет не успел повторно испугаться, как вдруг понял, что волка нет, как не было.
Учиха сидел посреди леса на земле, покрытой осенней листвой, спина, на которую он упал - но достаточно удачно, чтобы себе ничего не сломать – нещадно болела.
А волка, черт бы его побрал, и след простыл!
- Вот же… - болезненно выдохнул Саске и, помедлив, поднялся на ноги.
К его удивлению боль оказалась не такой уж сильной, и даже ушибленный локоть почти не ныл. Отряхнув себя от пыли и сухой листвы, налипшей на его кафтан, брюнет огляделся и вздохнул.
Отлично, он посереди леса, а до поместья отсюда несколько часов пути.
- Что может быть лучше? – мрачно пробормотал Саске и, вздохнув, зашагал в сторону дома.
И какого же его было удивление, когда, спустя полтора часа, он обнаружил, что заблудился.
Саске не стал отчаиваться – его уже должны были искать и уже вскоре найдут.
Но лая собак не было слышно и через час, и через два… Солнце быстро клонилось к горизонту, стало холодать, и Саске – уставший, голодный и подмерзший – зло шагал через лес, пытаясь все же отыскать дорогу домой.
Это был, пожалуй, худший день в его жизни.
Его мнение об этом утвердилось, когда солнце окончательно скрылось, погрузив лес в темноту. Стало совсем зябко, при каждом выдохе изо рта вырывались полупрозрачные облачка пара, кожа покрылась мурашками, а желудок недостойно урчал, требуя еды.
Ягоды, найденные еще при свете дня, и тут же съедены, не надолго отвели голод, и тот теперь вернулся с новыми силами.
Над лесом уверенно поднималась луна – огромная и неестественно желтая. Глухо ухали филины, вдали слышался волчий вой и Саске, опасливо оглядываясь по сторонам, костерил всех волков на чем свет стоит.
Темнота облепляла со всех сторон, едва осветленная лунным пронзительным светом, под ногами шуршали листья и слух дразнили сотни ночных звуков – шорохи, уханья, отдаленный вой.
Становилось действительно жутко…
Подул легкий ветерок, разом заставив зашептаться желтые листья деревьев, и среди шума листвы, едва различимо, раздался тихий смех.
По спине Саске побежали мурашки, и он прислушался, но кроме шороха листвы больше ничего слышно не было. Парень уже было решил, что ему показалось, когда смех повторился прямо возле уха. Брюнет круто обернулся, судорожно вглядываясь в темноту, а смех становился все громче и отчетливее, доносясь то справа, то слева, то отовсюду разом, переходя в хохот.
Ближе, дальше, смешиваясь со звуками леса и усиливающимся ветром. Зашуршали ветви кустарников, взметнулись опавшие листья, ветер начал свистеть от силы, а хохот все нарастал. К нему присоединился многоголосный хор, мерзко хихикающий и нашептывающий всякие ужасы.
Саске чувствовал, как все внутри леденеет от ужаса – это действительно было страшно. Он вертелся на месте, пытаясь разглядеть того, кто так жутко подшучивает над ним, и сердце колотилось как сумасшедшее.
Саске не верил в нечисть, но теперь был готов клясться, что только она могла такое устроить.
Ветер бил уже с такой силой, что ветви деревьев клонились к земле, листья взметнулись с земли и закружились в бешеном танце, хохот теперь доносился отовсюду сразу, леденя душу.
Как вдруг все в мгновение ока прекратилось. Ветер стих, словно его и не было вовсе, листья, кружившие до того вокруг Учихи, плавно осели к его ногам, застилая все вокруг осеребренным лунным светом ковром.
Вокруг воцарилась звенящая тишина.
Саске замер, медленно глубоко дыша и быстро оглядывая глазами все впереди себя. Сердце медленно успокаивалось, а дыхание восстановилось. Помедлив, парень распрямился и глубоко вздохнул. Вот жуть-то… Страх, который он только что пережил, был настолько сильным, что Саске бы не удивился ранней седине в своих волосах, способной появиться у него к утру.
Еще раз вздохнув, брюнет провел рукой по шее и прикрыл глаза.
- Страшно тебе? – раздался свистящий шепот прямо в ухо.
Саске резко подскочил, круто оборачиваясь и замера с расширенными от неожиданности и страха глазами.
Перед ним, в десятке шагов, погрязший в пятне лунного света, стоял человек – хотя в последнем Саске был далеко неуверен.
В широкополой остроконечной шляпе, держа в руках метлу, он хищно улыбался, сверкая огромными жуткими глазами.
Саске похолодел и сглотнул, не отводя взгляда от ведьмака.
Тот, все так же страшно улыбаясь, цыкнул и спросил чуть хрипловатым тихим, и вместе с тем необъяснимо громким голосом:
- Страшно?
Саске, помедлив, нервно облизал губы и, боясь, что не справится с голосом, едва заметно честно кивнул.
- Вот оно как, - насмешливо протянул обладатель безумных глаз и наклонил голову к правому плечу.
Саске увидел золотую копну волос, торчащих из-под полы шляпы, а в следующее мгновение едва не рухнул на спину, отшатнувшись от возникшего прямо перед ним ведьмака – вот он стоит далеко, в десятке шагов, а вот – едва ли не нос к носу и заглядывает в глаза.
Чуть неуклюже взмахнув руками, брюнет удержался на ногах и сделал несколько шагов назад, а ведьмак жутко расхохотался.
Тем самым смехом, что до седых волос пугал Саске всего минуту назад.
Весело блестя глазами, ведьмак спросил:
- А что ж ты так боишься? Я думал, ты смелый… Не бросился бежать с воплями прочь. Стоишь.
Саске стиснул зубы – этот нечистый еще и смеется над ним. Он мрачно сузил глаза, но говорить все еще не решался.
Ведьмак, поняв что на беседу человека вызвать не получается, зло усмехнулся и, красиво развернув метлу вокруг своей кисти, с силой ударил рукоятью в землю. Листья с шумом разлетелись в стороны, а Саске, охнув, разом ухнул вниз, по колено уйдя в землю.
И он готов был поклясться, что чьи-то костлявые пальцы держат его за ноги, от чего страх, свернувшийся внутри, приобрел пугающие размеры.
- А теперь говорить будешь? – мрачно спросил ведьмак, блеща синевой глаз. – Ну что же ты? От страха язык отнялся? Или кошка откусила?
И словно в насмешку на плечо ведьмака, цепляясь за черную ткань камзольчика, взобрался пепельно-серый кот и – Саске готов был поклясться – широко улыбнулся, обнажая два ряда острейших клыков, затрепетав длиннющими усами. Ведьмак улыбнулся так же широко, демонстрируя белоснежные зубки.
- Ну? – требовательно протянул он.
Саске все так же молчал – страх все еще был, но немного притупился, заменяемый упрямством и настороженностью.
- Смотри, Суйгецу, - обратился ведьмак к коту, хмыкнув. – Молчит…
- Может укусить его? – предложил кот насмешливым мурлычущим тоном. – Сразу заговорит. Ну или завопит… Гляди, какой упрямый!
Ведьмак хмыкнул и еще раз уверенно стукнул рукоятью о землю, и Саске в одно мгновение провалился по пояс, охнув.
- О! – пришел в восторг ведьмак и бесцеремонно уселся прямо перед Саске, скаля зубки. – Ты все же умеешь издавать хоть какие-то звуки. Может усадить тебя в кипящий котел.
- Сам туда садись, - огрызнулся Саске и тут же прикусил язык.
Ведьмак же, замерев на мгновение, дико радостно захохотал, задрав голову и открыв вид на светлую длинную шею.
Саске нахмурился – все ж красив стервец. Худой, стройный, пониже его и очень изящный. Одежда на нем – потрепанная, залатанная, но сидящая так, словно на этом теле ее и скроили. Глаза синющие – невероятные, большие, сияющие, с диким взглядом… Все хорошо в этой нечистом. Только вот жуть такую наводит, что страшно до дрожи.
Ведьмак же, отсмеявшись, загадочно улыбнулся и едва заметно повел пальцами по воздуху. По земле тут же заструился туман, расстилаясь над самой землей плотным одеялом.
Повеяло могильным холодом, и Саске с ужасом почувствовал, как его ног под землей трогают костлявые пальцы.
- Какого черта? – охнул Саске в ужасе.
- Это ночь Хеллоуина, - пропел ведьмак, склоняясь к самому лицу Учихи и заглядывая в его глаза. – Не стоит в такие ночи бродить смертным по лесам. Ох как не стоит…
Саске резко дернули за ноги, и он ухнул в землю по самую грудь. Кот хрипло рассмеялся и потерся о бедро своего хозяина.
- Ты смотри, какой смелый, - протянул он, мурлыча. – Даже не крикнет! Другой бы уже давно сознание от ужаса потерял…
Туман сгущался, послышались леденящие душу голоса – они тихо, словно через ватное одеяло, выли и что-то шептали, приближаясь и становясь все громче. Саске шумно сглотнул и, превозмогая страх, почти рыкнул:
- Да что вам двоим от меня надо?!
Голоса как-то удивленно стихли. Ведьмак озадачено моргнул, во все глаза глядя на брюнета, а потом задумчиво пробормотал:
- Действительно… Суйгецу, на что он нам?
- Ну, если не за чем, уложи в землю по макушку, и пошли отсюда, - фыркнул кот и дернул хвостом.
Саске побелел.
- Нет, - протянул ведьмак и, неожиданно улыбнувшись, прошелестел: - У меня другая идея…
Бледнеть дальше Саске уже не мог и потому ограничился лишь зашевелившимися на затылке волосами – ему даже предположить было слишком страшно, что там мог придумать этот безумный.
Ведьмак, тем временем, уложив метлу рядом с собой, улегся на живот и подпер подбородок кулачками. Хорошенькое личико оказалось перед самым носом Учихи, и тот мог легко разглядеть темные пушистые ресницы, аккуратный изгиб подвижных губ, тонкие шрамы на щеках. Всем этим можно было залюбоваться, если бы не было так страшно!
Ведьмак же, как-то странно улыбнувшись, неожиданно подался вперед и безумно, просто невероятно удивил Саске.
Он его поцеловал.
Саске едва не задохнулся от неожиданности – ему даже в голову не могло прийти, что нечисть будет его целовать! Или это он так решил вырвать его душу из тела?
Но ведьмак, кажется, имел другие планы, о чем свидетельствовал ловкий язычок, скользнувший по губам молодого графа и пробравшийся внутрь рта.
Саске дернул, было, головой, но его тут же осторожно, но крепко ухватили за волосы, не давая отстраниться, и с силой углубили поцелуй.
Саске возмущенно замычал, упершись руками в грудь ведьмака и пытаясь отодвинуть того от себя, но тот, несмотря на внешнюю хрупкость, оказался просто не сдвигаемым! Он увлеченно целовал брюнета, и тот, зло сверкая черными глазами, неожиданно понял, что ведьмак делает это весьма и весьма недурно.
Более того, он словно знает наперед, чего бы хочется графу и с упоением это выполняет. Помедлив, Саске приоткрыл рот шире и ответил на поцелуй, тут же получив в ответ довольный стон. Шеи коснулись тонкие ледяные пальчики, пробежавшиеся по озябшей коже вниз, к ключицам, оттуда вновь верх, к чувствительной раковине уха, коснулись скул и зарылись в черные волосы.
Саске блаженно закрыл глаза, теряясь в ощущениях. Боже, его никто никогда так не целовал. Все те, кого брюнет раньше подпускал к своему телу, зачастую были более чем хороши, но никто и никогда… не понимал его настолько.
Ведьмак оторвался на мгновение от его губ, сладко вздохнув и, вновь взглянув своими огромными глазами в глаза Учихи, прошептал:
- Господин Саске, вы необычайно вкусны.
Кот, все это время сидевший рядом, насмешливо фыркнул и взмахнул хвостом, исчезая.
Саске хлопнул ресницами, глядя на это безобразное действие, а в следующее мгновение ведьмак ухватил его за ворот кафтана и резко дернул на себя. Саске словно вытолкнуло из земли, и он рухнул вперед.
Прямиком на успевшего извернуться и вытянуться во весь свой небольшой рост ведьмака. Учиха застыл, сверху вниз глядя на нечистого. С того слетела шляпа, открывая россыпь пшенично-золотых волос, так красиво распавшихся по осенней листве. Синие с вишневыми искорками глаза смотрели весело и безумно, наводя легкую жуть, а все крайне симпатичное личико расплылось в мрачной, но крайне довольной улыбке.
Худые руки обвили шею Учихи, и ведьмак, зажав двумя пальчиками длинную прядь черных волос парня, произнес:
- Очень приятно познакомиться.
И щелкнул пальцами.
Саске резко ухнул вниз, словно проваливаясь. Желудок сдавило от рывка, а в следующее мгновение он рухнул в стог сена.
Задохнувшись от неожиданности, парень вывалился из сена и покатился по полу сарая – крайне знакомого.
Рывком поднявшись на ноги, Саске огляделся и чертыхнулся – он был в сарае при конюшне его поместья.
Этот стервец решил поколдовать в такой момент?
- Стоп, - осадил себя Саске и по его коже побежал холодок. – Я расстраиваюсь из-за того, что смог остаться невредимым после встречи с нечистью?
Фыркнув, парень расправил плечи и с преувеличенным спокойствием отряхнул одежду от листьев и сена.
Руки дрожали.
Черт возьми.
Несколько раз глубоко вздохнув, парень решительным шагом направился в сторону поместья и удивился, услышав доносящуюся оттуда музыку – в окнах горел свет, слышались смех и веселые голоса.
Его никто не искал.
- Что за черт? – мрачно рыкнул Саске и решительно вошел в поместье.
- Саске! – за плечи тут же обняли, а в лицо уперся внимательный чуть насмешливый взгляд Неджи. – Где ты пропадал?
- Я…- начал было Саске и осекся.
Он с неожиданной ясностью понял, что никто не заметил его пропажи. Вообще.
Помедлив, он осторожно спросил:
- А как охота?
- О, замечательно! Жаль, что ты не поехал с нами…
Вот оно, значит, все как… Дальше Саске не слушал.

Время перевалило далеко за полночь, когда брюнет, наконец, смог улизнуть от гостей, не обратив на возмущение брата никакого внимания. Велев слугам приготовить ему ванную, Саске с удовольствием смыл с себя пыль и сильный лесной запах – прелой листвы и сырости, после чего отправился в свою комнату.
Устало закрыв за собой дверь, отгораживаясь от продолжающегося веселья внизу, Саске разлегся на постели и вытянулся во весь рост.
Сегодня был сумасшедший день.
Сумасшедший по всем параметрам.
Ведьмаки, коты говорящие, ересь всякая… Как такое может быть?!
Саске недовольно мотнул головой и закрыл глаза. Вздохнув, он потянулся за одеялом, но рука наткнулась на что-то холодное и явно не принадлежащее постельному набору.
Саске не успел даже отдернуть руку, когда ему на ухо зашептали:
- Господин Учиха Саске. Я подумал и решил, что заниматься этим в лесу будет неуютно.
Саске распахнул глаза и увидел нависшего над ним, практически улегшегося на метлу ведьмака. Улыбаясь безумнейшей из всех когда-либо видимых брюнетом улыбок, он свесил одну руку вниз – как раз на нее и наткнулся Учиха.
Саске сглотнул и нервно облизал губы – красивая мордашка нечисти зависла над ним всего в десятке сантиметров, и ледяное дыхание касалось щек брюнета.
- Этим? – переспросил он, не двигаясь.
- Да, - утвердительно прикрыл глаза ведьмак и неуловимым мягким движением соскользнул с метлы, в одно тягучее мгновение оказавшись верхом на бедрах Учихи. – Этим.
И легко снял шляпу.
Саске вновь сглотнул – того страха, что он испытывал в лесу, уже не было – было явно не по себе, но не более того. К тому же…
Саске уже знал, каковы эти губы на вкус. Может это колдовство, или еще какая чертовщина, но ему нестерпимо захотелось попробовать их вновь.
Ведьмак, словно читая его мысли, сладко вздохнул и наклонился вперед, обнимая Учиху за голову и целуя.
Саске с жаром отозвался, захватывая инициативу и обнимая за тонкую талию. Шумно дыша через нос, чувствуя ледяную кожу блондина, его прохладные губы, Учиха все меньше и меньше мог соображать, и когда ведьмак, тихо застонав, толкнулся бедрами в его пах, демонстрируя нарастающее возбуждение, сознание отказалось функционировать нормально.
Саске рывком повалил ведьмака на постель, устраиваясь меж раздвинутых стройных ног, и принялся с жадностью целовать светлую молочную шею, ощущая под губами бешеный пульс, лаская холодную кожу, спускаясь ниже к ключицам и пытаясь стянуть с ведьмака мешающую одежду. Та, словно тая под пальцами, сходила с тела тягучей патокой, и через несколько долгих мгновений ведьмак был полностью обнажен.
Возбужденный, светлокожий, ледяной, он лежал перед Саске с бесстыдно разведенными ногами и блудливым горящим взглядом огромных синих глаз с вишневым, жутким блеском.
Саске задрожал от возбуждения – еще никогда в своей жизни он не заводился настолько быстро. Даже будучи неопытным подростком в постели с хорошенькой пышногрудой девчонкой он не хотел секса с такой силой.
Он дико, неудержимо желал это создание, раскинувшееся перед ним в своей восхитительной наготе. Чем не преминул тут же воспользоваться.
Склонившись над ведьмаком, он жадно завладел его губами, проскальзывая языком в его прохладный рот, и заскользил ладонями по стройному телу. Длинные ноги, узкие бедра, тонкая талия. Это тело казалось таким хрупким! Саске не мог понять, откуда в нем сила – он помнил, как в лесу не мог отодвинуть ведьмака от себя.
Блондин же постанывал под ним, шумно дыша и цепляясь пальцами за его плечи, как вдруг отстранился и, глядя пристально в глаза Саске, произнес:
- Наруто.
- Что? – не понял брюнет, замерев.
- Меня так зовут, - улыбнулся блондин, демонстрирую белые зубки и острые клычки, а потом оплел бедра Саске ногами и притянул к себе. – Времени так мало осталось…
Саске нахмурился.
- Давай? – улыбнулся ведьмак.
И Учиха, кивнув, устроился поудобней. Подхватив блондина за талию, он легко приподнял его и спросил:
- А если больно?
- Не больно, - широко улыбнулся тот и сильней сдавил бедра парня.
Учиха, хмыкнув, прижался губами к губам блондина, тут же получая поцелуй в ответ, и с силой толкнулся, удивительно легко войдя внутрь.
Ведьмак тихо застонал в ответ, изогнувшись и шумно задышав. Его щеки тут же раскраснелись, приобретя вкусный конфетный цвет, а тело неумолимо разогрелось, теряя холод кожи. Саске, шумно выдохнув в ответ, качнул бедрами, осторожно, но уверено наращивая темп.
Крепче прижимая худое тело к себе, целуя тонкую шею, плечи, губы, размашисто и с силой двигаясь внутри, упиваясь дыханием ведьмака, ставшим гораздо более горячим, чем раньше.
- Саске… - выдохнул блондин, упираясь руками в плечи Учихи и заставляя его откинуться назад, а потом и вовсе лечь.
Оказавшись теперь сверху, ведьмак оперся ладонями в бледную грудь графа и, приподнявшись, резко опустился вниз, заставив парня под собой вздрогнуть и крепче ухватиться за светлые бедра.
Блондин, чарующе и вместе с тем опасно широко улыбнувшись, сверкнул глазами и принялся быстро с силой двигаться вверх-вниз, не сводя сумасшедшего взгляда с лица Учихи.
Тот же едва сам не сходил с ума – ведьмак был словно воплощением всех его мечтаний – уверенный, распущенный, откровенный и безумно красивый! Он вел себя так, как того хотелось Саске. Так, словно знал все его тайные желания.
Саске крепче сжал ладони на талии Наруто и подкинул бедра ему навстречу, от чего по комнате разнесся громкий хлопок влажной кожи о кожу, а затем еще, и еще, и еще.
Блондин, не выдержав, застонал ,и теперь его стоны и всхлипы то и дело полосовали по нервам Саске раскаленным кнутом. Пальцы дрожали от возбуждения, кожа покрылась испариной, а глаза неотрывно смотрели в чужие, и становилось невыносимо жарко, невыносимо сладко.
Невыносимо.
- Черт… - прошипел Саске, чувствуя стремительно приближающуюся разрядку.
- Да? – на силу улыбнулся ведьмак и, шумно сглотнув, оперся одной рукой о постель у головы брюнета, а второй скользнул вниз, касаясь себя и принимаясь ласкать твердую плоть. – Ох…
Это «оох» было таким чувственным, открытым, пропитанным невероятным наслаждением, что Саске с трудом подавил желание зажмуриться.
Они занимались сексом и неотрывно смотрели друг другу в глаза.
Двигаясь все резче, чувствуя дрожь тел, влажность кожи, жар дыхания.
Да, Наруто был ужасно жарким – совсем не таким, как в начале. Саске казалось, что еще немного, и он обожжется, но противиться желанию не было никаких сил, и он только жестче вскидывал бедра, чувствуя подступающую грань.
- Саске… - прошептал Наруто.
И закрыл глаза.
Оргазм волной прошил его тело, заставляя изогнуться, вцепившись в простынь, и откинуться назад. Громкий стон, граничащий с криком, раскатился по комнате, и Саске, упиваясь просто восхитительным, захватывающим все нутро зрелищем, последний раз подкинул бедра и содрогнулся в оглушающем оргазме.
Замерев на мгновение, парень тяжело ухнул обратно на постель. Наруто разлегся сверху, тяжело дыша и обжигая. Его горячие пальцы рассеянно касались темных колос на макушке Учихи, перебирая пряди и мягко дергая их. Саске прикрыл глаза – он не закрывал их до последнего и теперь, медленно приходя в себя, едва не похолодел.
Он только что переспал с ведьмаком.
Боже…
- О… - протянул на ухо блондин. – Готов поспорить, я знаю, о чем ты сейчас думаешь… Какой кошмар, я в одной постели с нечистью.
Саске приоткрыл глаза, невольно напрягаясь. Над ухом раздался тихий хриплый смех, а следом, шипящим шепотом, раскативший по телу приятную дрожь вопрос:
- Тебе страшно?
Брюнет, сглотнув, так же тихо ответил:
- Нет.
- Ооо! – вновь выдохнул ведьмак и тихо едва слышно засмеялся. – Какие мы смелые…
Саске фыркнул и скользнул ладонями по спине блондина, осторожно лаская кожу и спускаясь ниже. Пальцы собственнически сжали округлые ягодицы, заставляя ведьмака хищно заулыбаться. Саске хмыкнул в ответ и потянулся за новым поцелуем.

Шум гостей давно стих вместе с музыкой. Еще совсем недавно были слышны подвыпившие голоса, шаги расходящихся по комнатам, а теперь было совсем тихо. Саске, утомленный и довольный, лежал в постели, чувствуя все такое же раскаленное тело Наруто под боком. Тот не спал, несмотря на ужасную усталость и бессонную ночь – они не прекращали обнимать друг друга все это время, целуя, лаская, гладя, занимаясь сексом.
Почти любовью.
Саске чувствовал, как внутри все отпускает – как в груди разливается тепло, дыхание впервые за долгое время кажется действительно глубоким и умиротворенным. Потому что с этой нечистью – нечистью! – ему было хорошо. Упиваться стонами, вздохами, взглядами, прикосновениями. Чувствовать горячую кожу, любопытные губы, видеть эти ненормальные, совершенно сумасшедшие глаза…
За окном небо начало медленно светлеть, окрашивая кромку леса в светло-серый. Наруто зашевелился и медленно, устало, сел в постели.
- Что? – нахмурился Саске.
- Ничего, - улыбнувшись, как довольный кот, блондин совершенно неестественно потянулся всем телом, наведя легкую дрожь на Учиху. – Ночь Всех Святых.
- Да.
Наруто, странно улыбнувшись, навис над Саске и, коснувшись его губ коротким нежным поцелуем, приблизился к его уху, шепнув:
- Тебе страшно?
Саске не успел ответить, проваливаясь в забытье. Расслабившись в подушках и закрыв глаза, он перешел на едва слышное размеренное дыхание спящего, и ведьмак, туманно улыбнувшись, погладил его по волосам.
Помедлив, он плавно поднялся с постели и, подняв с пола широкополую шляпу, водрузил ее на законное место. Метла сама собой оказалась в руках, и Наруто, словно пушинка взлетев на подоконник, распахнул окно настежь и повернулся к тому спиной. В последний раз взглянув на Саске, блондин едва ощутимо оттолкнулся от деревянной поверхности и с веселой смешинкой исчез как был – обнаженный и с метлой в руке.


URL записи

@темы: Фанфики, Яой