Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
03:25 

Кренни

Лала Миминаки
Beat The Devil's Tattoo
07.04.2015 в 00:24
Пишет Тёмная Нимфа:

Кренни
Дж2 у меня не пишется совсем - уж с Нового Года как :weep3: А учитывая, что на носу Байки, всё это можно охарактеризовать лишь словом пиздец!

Кренни-шипперы, я знаю, вас есть у меня. Человека 2-3 точно давайте вы мне фразу или ситуацию, рейтинг, в конце концов, а я вам драббл, а?

Рэйвел вот загадала "банка пива"
Крейг улетает с банки пива. Скорее всего Клайд что-то подмешал в него, но теперь уже не имеет значения, потому что в голове становится долгожданно пусто, а в теле появляется лёгкость. Крейг оглядывает гостиную, вечеринка в которой только набирает обороты, и в упор смотрит на Кенни – тот, развалившись в кресле, целует сидящую у него на коленях Рэд. Отстранившись от неё, Кенни замечает Крейга, но тут же отводит взгляд и неловким движением стирает с губ тыльной стороной ладони красную помаду. Рэд, обняв Кенни за шею, что-то шепчет ему на ухо, и он лениво поглаживает её по бедру, забираясь пальцами под подол задравшейся юбки.

Сжав кулаки, Крейг пытается дышать размеренно, но выходит через раз, к тому же кишки будто стягивает в тугой узел из-за злости и глупой обиды. Будь он сейчас трезвым, свалил бы домой, но Крейг пьян – или обдолбан, или что там ещё? – поэтому подходит к Кенни и, стащив с его коленей взвизгнувшую Рэд, ухватывает того за грудки, вздёргивая.

От удара прямым в переносицу Кенни уворачивается, так что кулак Крейга смазано проезжает по скуле, и тут же бьёт в ответ поддых. Хватанув ртом воздух, Крейг делает подсечку, и они с Кенни валятся на пол, по пути сметая с журнального столика миски с чипсами и попкорном. Кажется, Клайд им что-то кричит, визжат девчонки, на периферии сознания причитает Баттерс, но Крейг не слышит, просто вслепую лупит кулаками, в мясо, стараясь задеть побольнее и даже не особо пытаясь уйти от ответных ударов. Наконец их с Кенни растаскивают – Крейг пытается лягнуть повисшего на плечах Токена, а Кенни рвётся из крепкой хватки Стэна и Кайла.

– Всё, брейк, чувак, успокойся. Ты чего? – встряхивает Крейга Токен.

Крейг смотрит на разбитые губы Кенни, на его залитую кровью белую футболку, на испуганно всхлипывающую Рэд, которую утешают подруги, и выворачивается из рук Токена.

– Ничего. Всё в порядке, – от души хлопнув входной дверью, он сваливает из дома Клайда.

Кенни догоняет его полквартала спустя.

– Эй, – он неуверенно впихивает Крейгу в руку банку пива. – Холодное. Приложи. На мне-то всё как на собаке заживает, а ты это… ну… жалко, в общем.

– Что? – притормозив, разворачивается к нему Крейг.

Кенни хмурится и, упорно глядя куда-то в сторону, долго дёргает завязки капюшона, а потом внезапно выдаёт:

– Ты красивый.

Распахнув глаза, Крейг на автомате прикладывает холодную банку к саднящей скуле, а затем садится прямо на растрескавшийся асфальт.

– Мудак ты, Маккормик.

– Сам мудак, – огрызается Кенни. – И с Рэд ты зря так. Напугал её.

– А мне не похуй? – прищуривается Крейг. – К тому же девчонки наверняка решат, что мы из-за неё подрались, с месяц ещё будут это обсуждать. Зачем ты вообще с ней?

Кенни дёргает острым плечом и отворачивается.

– Слушай, я… ну, я же не педик. Мне всегда сиськи нравились.

– Очевидно, что сисек у меня нет, – ровным тоном замечает Крейг. – И не было. Тогда. И не будет, – зачем-то добавляет он.

Кенни молчит, и Крейг вздыхает. Злость он стравил ещё во время драки, и теперь внутри осталось лишь глухая досада.

Привалившись к стене, Кенни просовывает пальцы в шлёвки джинсов, так что они сползают ниже тазовых костей. Крейг, щёлкнув ключом пивной банки, делает большой глоток. Он знает, если пояс джинсов приспустить ещё, станет видно два симметричных, уже начавших желтеть, синяка от его больших пальцев.

Кенни, порывшись в карманах парки, выуживает сигарету и, сунув её в рот, долго пытается подкурить, но порывистый ветер постоянно задувает слабый огонёк зажигалки.

– Мне до усрачки страшно от всего этого, Такер, – наконец затянувшись, говорит он.

– Мне тоже, – признаётся Крейг.

Кенни улыбается разбитым ртом и, ткнув сигаретный фильтр ему в зубы, отбирает пиво.

– Хочешь, пойдём ко мне? – осторожно предлагает Крейг. – Родители с сестрой уехали на уикенд к бабушке.

Кенни, поводив кончиком языка по свежей ранке на губе, хмыкает и кивает.

Для Zootexnik
– И долго ты будешь ходить за мной, Такер? – Эстер разворачивается так резко, что взметнувшиеся тёмные волосы мажут Крейга по лицу. – Чего тебе надо?

Крейг думает, наверное, стоило подловить её после уроков, тогда не пришлось бы сейчас краснеть под насмешливыми взглядами перешёптывающихся девчонок.

– Я хотел спросить, не хочешь ли ты пойти со мной на бал? – гнусавит он. – Тебя ведь ещё никто не пригласил?

Эстер хмурит тонкие брови; девчонки за их спинами заинтересованно шушукаются.

– Посмотрим, – наконец говорит она.

– Ладно. Да. Хорошо, – опускает голову Крейг.

– Не ходи с ним, – взявшийся не пойми откуда, Кенни обнимает Эстер за плечи, – Такер унылый тип.

– Обсосок, – замечает протискивающийся мимо них Картман.

– Пошёл на хуй, – рявкает Крейг, – давай вали в столовую, пока без тебя всё не съели.

Обернувшись, Картман смеряет его презрительным взглядом и недобро ухмыляется; девчонки смеются в голос. Кенни, подмигнув Крейгу, вытаскивает из кармана бумажный цветок и вкладывает его Эстер за ухо.

***

– Она бы пошла со мной, – возмущается Крейг. – Зачем ты влез?

– Затем, – Кенни через трубочку тянет газировку из банки.

Они сидят на кровати у него в комнате, и между ними лежит помятый листок со списком девчонок, которых можно пригласить. Отобрав у Крейга красный маркер, Кенни вычёркивает имя Эстер.

– Она мне на первом уроке передала записку, – порывшись в рюкзаке, он протягивает Крейгу обрывок тетрадного листа, на котором выведено аккуратным округлым почерком: «Идём на бал?»

– И что ты ответил? – морщится Крейг.

Пожав плечами, Кенни метким броском отправляет записку в мусорную корзину.

– Я ответил: «Посмотрим».

– Мог бы предупредить, чтобы я не позорился.

– Это было смешно, – морщит нос Кенни. – Кстати, вычёркивай Нелли тоже, я слышал, её пригласил Томми.

– Зашибись, – вздыхает Крейг, – остаётся только Мэнди.

– Она чирлидер, – качает головой Кенни, – тебе с ней точно ничего не светит. Слушай, ну, будешь ты без девчонки, что в этом такого? Вон Картман тоже один придёт. Его, правда, ничего кроме жратвы и пунша не интересует, но всё же.

– Мистер Донаван закажет лимузин, – в отчаянии говорит Крейг, – Клайд будет с Бебе, Томас с Николь. Даже Джимми будет с девушкой...

– Девушка Джимми проститутка, – фыркает Кенни.

– Может, у них много общего.

– Герпес в паху?

– Короче, мне нужна девчонка, иначе я буду как лох, – заключает Крейг.

– Что ты с ней делать-то будешь?

– Не знаю. Потанцую. Кстати, – отобрав у Кенни банку газировки и отставив её в сторону, Крейг притягивает его к себе, – леди Маккормик, не окажите ли вы честь пойти со мной на бал?

– Отвали, – пихает его локтем Кенни.

– Брось, – шепчет ему на ухо Крейг, – я бы трахнул тебя в платье. Тебе ведь раньше нравилось переодеваться.

– Мне было девять, – замечает Кенни. – И нет, я не пойду с тобой на бал.

– А я бы купил тебе чулки, – скользнув ладонью по его впалому животу, Крейг ловко просовывает руку под ремень джинсов. – Чёрные. Шёлковые. С широкими кружевными резинками. Тебя ведь тоже это заводит, признайся.

– Н-нет, – мотает головой Кенни, но сбившееся дыхание выдаёт с головой.

Погладив его член поверх трусов, Крейг трёт большим пальцем головку.

– Выебал бы тебя прямо в лимузине. Даже лучше поставил бы на колени и заставил отсосать. Как представлю твой блядский, жаркий, вымазанный в помаде рот на моём стволе, и как ты пропускаешь до самого горла... Чёрт, парни бы обзавидовались! Хочешь?

Кенни, выгнувшись, стонет, и Крейг сжимает его член.

– Девчонка. Течёшь уже.

– Пошёл ты, – всхлипывает Кенни.

Крейг жёстко целует его, одновременно нетерпеливо расстёгивая болты на джинсах.

– А ещё на бал мы купим тебе бусы.

– На шею? – приподняв бёдра, Кенни выкручивается из одежды.

Двумя пальцами проследив длину его возбуждённого члена от корня к самой головке, Крейг смазывает прозрачную каплю и, ухмыльнувшись, шепчет:

– Нет, конечно.

Для Delija про игру в бутылочку и брекеты
Крейг ни разу в жизни по-настоящему не целовался, потому что в двенадцать лет мать отвела его к ортодонту, где Крейгу поставили брекеты, которые явно не добавили ему популярности среди девчонок. Не то чтобы он сильно заморачивался по этому поводу, но всё же. Впрочем, момент истины неизбежно должен был когда-нибудь наступить, и вот теперь, на вечеринке по случаю пятнадцатилетия Клайда, Крейг сидит в тесном круге одноклассников, наблюдая, как те по очереди раскручивают бутылочку.

Он украдкой вытирает вспотевшие ладони о джинсы, и нет, Крейг совсем не переживает, что скоро случится его первый в жизни поцелуй – он же не девчонка. Скорее его занимают мысли, кто это будет.

Только бы не Бебе – она слишком опытная и сразу поймёт, что Крейг грёбаный девственник в этом вопросе – как и во всех остальных. И лучше бы не Николь. У неё, конечно, как у большинства афроамериканок красивые полные губы, которые наверняка приятно целовать, но Николь девушка Токена, и Крейгу от этого неловко. Ещё он не хочет, чтобы бутылочка указала на Венди – она постоянно ссорится со Стэном, и мало ли ей вздумается позлить своего парня чересчур откровенными поцелуями. Крейгу ни к чему разборки со Стэном, у них и так натянутые отношения. Салли сплетница, и если Крейг что-то сделает не так, то уже завтра над ним будет смеяться вся школа. Ребекка шлюха – поговаривают, он едва не отсосала Стэну на вечеринке, когда девчонки загонялись по Пэрис Хилтон. У Милли губы накрашены каким-то липким на вид розовым блеском, так что тоже нет. У Нелли передние зубы, как у бобра, вдруг она случайно откусит Крейгу язык? Мэнди, вроде, симпатичная, но, кажется, у неё пародонтоз, потому что вечно пахнет изо рта…

Крейг вздыхает – сплошная морока с этими поцелуями.

В это время раскрученная Ребеккой бутылка указывает на Салли, и вокруг раздаются одобрительные возгласы. Крейг в недоумении приподнимает брови, но тут Ребекка, небрежным движением руки откинув назад огненно-рыжие волосы, наклоняется к Салли и целует её. Клайд восхищённо присвистывает, за что тут же получает пинок от Бебе, а Крейг обводит друзей удивлённым взглядом, соображая, когда он успел пропустить уговор, что целоваться нужно именно с тем, на кого укажет бутылочка.

Девчонки между тем не спешат отстраняться друг от друга. Красуясь перед парнями, они то прихватывают губами губы, то, углубляя поцелуй, позволяют увидеть, как переплетаются языки. Крейг исподтишка наблюдает за друзьями: у Баттерса глаза по полтиннику, Картман раздражённо косится на покрасневшего Кайла, Джимми ёрзает и стискивает колени, Кенни… Кенни в упор смотрит на Крейга. Прикусив тонкую нижнюю губу, он медленно вытягивает её из зубов, так что кожа становится бледной, а потом несколько раз проводит по ней кончиком языка, зализывая быстро наливающееся насыщенным алым цветом место укуса. Кивком головы указав на Ребекку с Салли, Кенни беззвучно складывает рот в вопрос:

– Нравится?

Крейг неуверенно пожимает плечами и отворачивается, когда Кенни ухмыляется.

Игра продолжается, когда девчонки наконец-то рассаживаются по местам, а Крейг возвращается к своим мыслям, и едва не пропускает ход.

– Крути давай, – пихает его по ноге Клайд.

Крейг, вздрогнув, раскручивает злополучную бутылку и давится воздухом, когда горлышко указывает на Кенни.

– Блядь, – выдыхает Крейг.

– Целуйтесь, – хлопает в ладоши Ребекка.

– Крейг не педик, – тут же вступается за друга Клайд.

– Когда мы с Салли целовались, тебя не сильно волновал вопрос полов, – вскидывается Ребекка.

Девчонки начинают возбуждённо галдеть.

– Тебе слабо что ли, Такер? – насмешливо тянет Кенни.

– Ещё чего, – скрещивает руки на груди Крейг, и Кенни, встав на четвереньки, подползает к нему.

Упершись ладонью в стену рядом с головой Крейга, он вклинивает колено между его расставленных ног и смеётся:

– Меня заводят железки на твоих зубах, Такер.

«Убью суку!» – думает Крейг, но в этот момент Кенни, прикусив его губу, оттягивает её, а затем проезжается языком по изнанке. Он не закрывает глаза, внимательно наблюдая за реакцией Крейга, и углубляет поцелуй, скользит языком по проволоке на верхних зубах, трогает осторожно, будто ощупывает, а затем ныряет им глубже, подцепляя брекеты уже изнутри.

«Меня заводят железки на твоих зубах, Такер», – осознанием взрывается в голове, и Крейг распахивает глаза, когда до него доходит, что Кенни сказал правду. А тот, спеша, целует его взахлёб, ласкает вёртким языком нёбо, внутреннюю сторону щёк, и Крейг неуверенно отвечает. Кровь стучит в висках, жаркой волной стекает вниз живота, и он с ужасом понимает, что возбуждается. Словно почувствовав это, Кенни сильнее вжимает колено в его пах, и Крейг испуганно отшатывается.

– Вау, – говорит Ребекка. – Просто вау.

Кенни с безразличным видом плюхается на задницу; Клайд делает вид, что его тошнит. Крейг, подтянув колени к груди, затравленно озирается, но, кажется, остальным нет до него дела. К счастью, в этот момент приходит мистер Донован и разгоняет всех по домам.

Кенни, натягивая парку, догоняет Крейга на улице. Им вроде как идти вместе до перекрёстка.

– Такер, а это случайно не был твой первый поцелуй? – уточняет Кенни, накидывая капюшон.

Крейг хочет в ответ сказать что-то вроде: «Не твоё дело, Маккормик», – но вместо этого ляпает:

– Всё так плохо?

– Всё так хорошо, – улыбается Кенни. – Можем как-нибудь повторить, – и, махнув на прощание, уходит.

Для Enfiss кроссовер со вселенной Питер Пена
Крейг проснулся от того, что по его комнате шарился какой-то белобрысый пацан в оранжевой парке и громко матерился.

– Ты, мать твою, как сюда попал? – удивлённо выдохнул Крейг, садясь на кровати.

– Через окно, конечно, – отмахнулся пацан с таким видом, будто это было самым обычным делом, а затем, ойкнув, обернулся. – А ты кто такой? И где Венди?

– Тестабургер что ли? – потёр кулаком заспанные глаза Крейг. – Она живёт дальше по улице. Ты не в то окно влез. Кстати, – усмехнулся он, – а мудак Марш в курсе вашей интрижки?

– Картмандинь, мы с тобой домом ошиблись, – проигнорировав его вопрос, крикнул пацан, – кончай срать и валим забирать мою тень.

Дверь, ведущая в коридор, приоткрылась, и в комнату впорхнуло странное упитанное существо в розовом платьице.

– Ебать, – только и смог вымолвить Крейг.

Существо между тем с недовольным звоном принялось носиться по комнате, а пацан, скрестив руки на груди, проворчал:

– Да, я в курсе, что ты сожрал три ведра жаренной курочки в KFC, и теперь тебя пучит, но дело прежде всего.

– А это кто? – всё же решил спросить Крейг.

– Это Картмандинь, – пояснил пацан. – Моя фея. Фей.

– Я всегда думал, что феи худые и изящные, – подивился Крейг.

Тут же возникший перед его носом, Картмандинь грозно затрепетал крылышками.

– Слышь, я сейчас как напинаю тебе по яйцам!

– Как же, – хмыкнул Крейг, а затем бухнулся обратно на подушку. – Ладно, чуваки, будете вылезать в окно, прикройте за собой ставни.

– Я не вылезаю, я вылетаю, – сказал пацан и словно в доказательство воспарил под потолок.

– Да мне похуй, – пожал плечами Крейг, кутаясь в одеяло.

– Да? – явно растерявшись от его слов, пацан спланировал вниз и уселся рядом. – А на девчонок это обычно производит впечатление.

– Ну, так я не девчонка, – фыркнул Крейг.

– Ты даже лучше, – пробормотал под нос пацан. – Знаешь, на хер этих девчонок. Они любят строить из себя мамочек, заставляют по вечерам чистить зубы и поят лекарствами, которые на деле оказываются дождевой водой. И постоянно твердят, что я должен повзрослеть. А я никому ничего не должен, я хочу навсегда остаться мальчишкой. Кстати, меня зовут Кенни. А тебя как?

– Крейг, – буркнул Крейг, – и всё это несомненно очень интересно, но только не мне – я спать хочу.

– Брось, – сдёрнул с него одеяло Кенни, – летим со мной, я покажу тебе остров Неверланд, где живу вместе с потерянными мальчишками.

– Звучит как-то слишком по-гейски, – покачал головой Крейг, возвращая одеяло на место. – Прости, но я пас.

– Но как же так, – похлопал ресницами Кенни, – ведь там ещё есть пираты, спрятанные в гротах сокровища, прекрасные русалки с длинными зелёными хвостами и воинственные индейцы.

– Не интересует, – зевнул Крейг.

– Да почему? – ухватил его за руку Кенни. – Я научу тебя летать, научу запрыгивать ветру на спину. Мы могли бы ночи напролёт носиться по небу и болтать со звёздами. Давай, второй поворот направо, а дальше прямо до самого утра!

– Это не по мне, – отрезал Крейг. – Я больше люблю, когда всё тихо и спокойно.

– Оу, – сник Кенни, но затем его глаза полыхнули из-под чёлки. – Но могу я хотя бы попросить тебя подарить мне прощальный Поцелуй?

– Чего? – вылупился Крейг.

– Поцелуй, – невинно произнёс Кенни и, оторвав пуговицу-жёлудь от своей парки, протянул её на раскрытой ладони Крейгу, который закатил глаза.

– Это не поцелуй, это пуговица. А поцелуй… ну… вот что такое, – и, дёрнув Кенни на себя, он прижался к его губам своими.
______________________________

А потом они потрахались Сорри :facepalm3: Просто иногда мальчикам всё же приходится взрослеть.

Самой себе порнокренни на эти рисунки - хочу чтобы их первый раз был таким!


Они сидят на свалке в раздолбанной тачке. Тёплый весенний ветерок треплет отросшие за зиму волосы Кенни; над городом полыхает закат. Крейг смотрит на будто углём нарисованные на фоне оранжевого неба опоры линии электропередач и улыбается.

– Такер, сгоняй за пивом, а? – говорит Кенни.

Крейг, даже не обернувшись в его сторону, показывает средний палец, и Кенни тут же обхватывает его сухими горячими губами. Он жадно втягивает палец в грязный рот по самую костяшку кулака, так что подушечка упирается в корень языка, и пару раз сглатывает, позволяя почувствовать, как сжимаются стенки горла – в ответ на это у Крейга что-то сжимается в желудке, а сердце ёкает. Кенни, медленно отстранившись, смеётся:

– Знаешь, у меня напрочь отсутствует рвотный рефлекс.

– Ну, у меня член-то будет потолще пальца, – хмыкает Крейг.

Кенни, прищурившись, облизывается.

– Я надеюсь.

– Отсосёшь? – вежливо уточняет Крейг – мало ли он всё неправильно понял.

– Лень, – качает головой Кенни, но взгляд не отводит, и в нём читается такой голод, что хоть вой.

Всё ты, Крейг, правильно понял.

– Иди сюда, – он утягивает Кенни на задние сиденье, которое протяжно скрипит под их весом, и в ладонь ему ложится потрёпанный квадратик упаковки презерватива.

– Со смазкой, – споро расправившись с застёжкой на джинсах, Кенни стягивает их вместе с трусами, а парку и майку задирает под мышки, оголяя впалый живот.

Крейг, усмехнувшись, гладит пальцем впадинку пупка, на что Кенни хмурится:

– Ой, брось, Такер, – и понимает, что прелюдии не выйдет.

Наклонившись, он всё же на пробу целует Кенни, прихватывает зубами его губы, а тот, просунув руку между их телами, начинает бессовестно дрочить себе, при каждом движении проезжаясь кулаком Крейгу по боку.

– Так сильно хочется? – шепчет Крейг. – Невтерпёж, да?

– Ты даже не представляешь насколько, – согнув ногу в колене, Кенни ставит всё ещё обутую в кед стопу на нагретый металл машины. – Не тормози, ага.

Сплюнув на пальцы, Крейг вдавливает их в тугую дырку, трёт по кругу, разминая, и Кенни в попытке насадиться вскидывает бёдра. Крейг растягивает его неторопливо, поддевая кончиками пальцев изнутри простату, и свободной рукой расстёгивает ширинку. Часто дыша, Кенни скалит ровные белые зубы, продолжая наяривать кулаком, и Крейг смеётся:

– Смотри не кончи раньше времени.

– Не переживай, – подмигивает ему Кенни, но всё же притормаживает.

Раскатав скользкую от обильной смазки резинку по члену, Крейг приставляет головку к его анусу и, придерживая ствол, втискивается внутрь. Закусив губу, Кенни закрывает глаза и улыбается.

Крейг движется не спеша, раскачивается из стороны в сторону, словно на океанских волнах, которые он ни разу не видел, растрахивает Кенни для себя и под себя. Одной рукой он упирается в проржавевшую дверь тачки, а другой оттягивает его ягодицу, наблюдая, как член медленно погружается внутрь, а затем выходит почти полностью, растягивая головкой узкие стенки. Кенни нетерпеливо стонет, но Крейг мучает его тягучими глубокими фрикциями, не позволяя себе сорваться в головокружительный темп, хотя хочется до чёрных мушек перед глазами. Последние лучи ослепляют, перед тем как солнце полностью скрывается за горой. Кенни матерится в голос, и Крейг лижет его в коленку.

– Потерпи немного. Будет хорошо. Ладно?

– Да я раньше состарюсь, – ворчит Кенни. – Сдохну сейчас, и это будет на твоей совести.

– Не преувеличивай, – подхватив его под ягодицы, Крейг вздёргивает задницу Кенни, так чтобы теперь при каждом движении проезжаться головкой по набухшей простате, и приказывает: – Руку с члена убери.

– Да пошёл ты, – огрызается Кенни, впрочем, слушается и даже для верности подсовывает ладони под поясницу. – Думаешь, сможешь заставить меня кончить задницей, Такер?

– А вот это мы сейчас и проверим, – усмехается Крейг.

Он отпускает себя, молниеносно наращивая темп, за минуту разгоняясь от нуля и до бесконечности. Кенни распахивает глаза, жалобно выдыхая и, кажется, прикусывает себе внутреннюю сторону щеки. Крейг дерёт его с такой силой, что машина шатается, а Кенни ездит вспотевшей задницей по искусственной коже сиденья. Крейг чувствует, как его бедро дрожит под ладонью, смотрит на шлёпающий при каждом движении о живот член, с головки которого мутными каплями течёт предэякулят, и, нагнувшись, целует Кенни.

– Давай, – выдыхает он ему в губы, – кончи для меня. Ты сможешь, тебе ведь хочется. Такой горячий, чёрт, ну же, не могу больше сдерживаться.

И Кенни, выгнувшись в его руках, замирает. Он толчками выплёскивается себе на грудь, одновременно спазмами сжимая ствол Крейга внутри и утягивая его в оргазм вслед за собой.

Выкинув резинку и застегнув джинсы, Крейг перебирается на передние сиденье. Вытащив из пачки две сигареты, он прикуривает и протягивает одну Кенни, который расфокусированным взглядом пялится на облака.

– Ты оделся бы, – замечает Крейг, – замёрзнешь.

Кенни, наморщив нос, закидывает руку за голову.

– Слушай, я тут подумал, может, переберём к лету какую-нибудь старую тачку и махнём в Калифорнию? – неуверенно спрашивает Крейг.

Кенни смотрит на него серьёзным взглядом и кивает.

– Я в деле, чувак.

Кода к 1803 + частичный фик на этот рисунок

Крейг успевает втащить Кенни в кабинку, прежде чем их одноклассники вваливаются в туалет, и, подмигнув, задвигает щеколду на двери. Захлопнув крышку унитаза, он приземляется сверху и достаёт из кармана пачку сигарет.

– Будешь?

Кенни вытягивает одну, и в этот момент хлипкая дверь сотрясается от мощного рывка.

– Кто там срёт? – раздаётся недовольный голос Картмана.

– Занято, – отвечает Крейг.

– Я забивал первую кабинку на всю перемену, Крейг, – бухтит Картман.

– Нельзя забивать кабинки, – смеётся Крейг.

– Сукин ты сын, – матерится Картман, однако ломиться в дверь перестаёт.

– Я теперь принципиально не выйду отсюда до конца перемены, – хмыкает Крейг.

Привалившись плечом к стене, Кенни гоняет во рту сигарету, изредка прикусывая фильтр острыми зубами:

– И что мы будем делать двадцать минут в сортире, Такер?

– Ну, у меня есть пара идей, – подцепив пальцами шлёвки его джинсов, Крейг дёргает Кенни на себя, так что тот с размаху впечатывается пахом ему в подбородок, и жарко дышит в ширинку.

Приподняв бровь, Кенни чиркает зажигалкой, прикуривая:

– Я весь во внимании.

Отложив пачку на держатель для туалетной бумаги, Крейг расстёгивает пуговицу на его джинсах, тянет вниз «собачку» молнии и сообщает:

– Хочу отсосать тебе.

– Откровенно, – морщит нос Кенни, и Крейг, глядя снизу-вверх, показушно медленно облизывает вначале нижнюю, а затем верхнюю губу.

Кенни со свистом втягивает воздух, и на секунду его взгляд становится расфокусированным.

– Что это на тебя нашло, Такер? – интересуется он, стирая большим пальцем слюну с его губ, а затем оттягивает нижнюю, чувствительно царапая ногтем изнанку.

– Вдохновение, – прихватив зубами горчащий от курева палец, Крейг втягивает его в рот, а затем выпускает с пошлым чмокающим звуком. Засунув руку Кенни в трусы, он высвобождает полунапряжённый член и дует на головку. – Ты что-то имеешь против?

Затянувшись, Кенни выдыхает дым ему в лицо.

– Разве только, что ты продолжаешь трепаться вместо того, чтобы заняться делом.

Фыркнув, Крейг на пробу проводит языком по стволу, усиливая нажатие, когда кончик языка проезжается по уздечке, и Кенни, запрокинув голову, тихо стонет. Крейг берёт за щеку, поглаживая член языком, и чувствует, как тот ещё больше увеличивается. Чуть отстранившись, он скользит губами назад и вперёд, пока не надрачивает член ртом до уверенного стояка, и Кенни восхищённо выдыхает:

– Твою же мать, Такер, тебе бы флаффером работать.

– Это будет запасной план на будущее, – усевшись удобнее, Крейг толкается кончиком языка в щель уретры, а затем, плотно обхватив губами ствол, насаживается на него до конца, пропуская член в горло. На секунду становится нечем дышать, но он не спешит отстраниться, а вместо этого пытается пару раз сглотнуть, и Кенни задушено хрипит, будто это его глотка сейчас заткнута хером.

Крейг раздразнивает его неспешным темпом, а когда Кенни, не сдержавшись, поддаёт бёдрами, хватает его за руку, в побелевших от напряжения пальцах которой тот всё ещё сжимает сигарету.

Сдёрнув с Крейга шапку, Кенни суёт её в задний карман джинсов и перебирает пальцами волосы, легонько почёсывая кожу головы.

– Можно я выебу твой рот? Пожалуйста, – он опускает тяжёлую горячую ладонь Крейгу на затылок, и Крэйг согласно прикрывает глаза.

Не то чтобы он любил глубокий минет, но иногда ему просто хочется именно так.

Кенни засаживает ему по самые яйца, а затем, чуть качнувшись назад, тянется рукой и гладит сложенные в идеальный круг губы.

– Хорошо берёшь, – хвалит он, и от его небрежного тона член Крейга дёргается в трусах.

Он поспешно расстёгивается, а Кенни между тем пропихивает большие пальцы ему в рот по бокам, до боли растягивая губы.

– Знаю, ты сможешь принять больше, гораздо больше, – шепчет он. – Твой рот, Такер. Твой блядский розовый жаркий рот – я с ума схожу по нему. Точнее в нём, – Кенни смеётся и, вытащив пальцы, обеими руками обхватывает голову Крейга. – Давай, покажи, как ты умеешь.

Он движется резкими толчками, и Крейг почти давится, но терпит. Во рту хлюпает от слюны, которая тонкой струйкой стекает на подбородок, и Крейг пытается утереться рукавом толстовки.

– Господигрёбаныйбоже, – частит Кенни, – знал бы ты, какой сейчас. Да половина школы обкончалась бы, увидь они твои раздроченные, растраханные губы. Я сам сейчас кончу.

Крейг согласно стонет вокруг его члена; собственный стоит, словно литой.

Затянувшись, Кенни мажет тлеющим кончиком сигареты по стене, так что искры летят в стороны, и роняет окурок на пол.

– Сучка, – выдыхает он, – не рот, а дырка. Блядь, – движения становятся хаотичными, и Крейг, сжав его яйца, буквально выдаивает Кенни себе в горло.

Пока он глотает, Кенни гладит его дёргающийся кадык, а затем, бухнувшись на колени, отдрачивает.

Позже, когда Крейг пытается отдышаться, Кенни нахлабучивает ему на голову шапку и, подцепив пальцами за подбородок, заставляет приподнять голову, осматривая.

– Пиздец, – констатирует он. – Тебя с таким видом нельзя отсюда выпускать. Даже детсадовцы поймут, чем мы занимались.

Крейг пытается улыбнуться, но тут же морщится.

– Предлагаю прогулять урок, – усевшись на пол, Кенни скрещивает в лодыжках согнутые в коленях ноги.

– Можем просто свалить из школы и пойти ко мне, – говорит Крейг.

– Неплохой план, – одобряет Кенни и, смеясь, бодает его лбом в колено.

URL записи

@темы: Фанфики

URL
   

Приют ветров

главная