Лала Миминаки
Beat The Devil's Tattoo
18.06.2015 в 10:02
Пишет Тёмная Нимфа:

Поход , кренни, NC-17
C этим текстом на фесте у нас вышел косяк - дневнички глюканули, и у нас в середине не выложились комментарии, так что текст на соо лежит без куска (
А это полный вариант ^^

Название: Поход
Автор: Тёмная Нимфа
Размер: миди, ~ 9 400 слов
Пейринг/Персонажи: Крейг Такер / Кенни Маккормик, фоном Токен Блэк / Николь, намёк на Эрик Картман / Кайл Брофловски, Стэн Марш, Баттерс Стотч
Жанр: экшн, хоррор, романс
Рейтинг: NC-17
Краткое содержание: Кенни развернул записку: «Ещё живому я вырежу Кайлу лёгкие и почку. А затем убью вас всех, одного за другим. Догадайся, кто следующий, Мистерион, и попробуй поймать меня».

Солнце уже клонилось к макушкам елей, когда Кенни, распахнув дверь джипа, выпихнул на пыльную обочину пару увесистых рюкзаков и сам с облегчением вывалился из машины. Следом вылез мрачный Крейг, а за ним – до неприличия счастливый Баттерс.

– Как красиво, – протянул он, с восторгом оглядываясь по сторонам. – Никогда здесь не был. Стоило заехать так далеко.

– Давай, расскажи мне об этом, – Кенни, потянувшись, принялся разминать затёкшие мышцы, – это же не ты два часа подпирал рёбрами рюкзаки.

– Видимо, именно поэтому ты всю дорогу пытался забраться ко мне на колени? – Крейг посторонился, дав возможность припарковаться другому джипу.

– Я просто хотел усесться так, чтобы мне в задницу не упиралась банка тушёнки, – огрызнулся Кенни.

– Неудачники. – Картман хлопнул передней дверью и тут же от души выматерился, споткнувшись о рюкзак. – Манатки подберите.

– Ты ехал на переднем сиденье только потому, что жирный, – заметил Крейг.

– Заглохни, обсосок, – покосился на него Картман.

– Не надо, не ссорьтесь, – попросил Баттерс. – День такой замечательный.

– Замечательнее некуда, – подхватив рюкзаки, Кенни потащил один выпрыгнувшему из другой машины Стэну. – Палатки из багажника забрать не забудьте.

Пока Стэн благодарил Неда и дядю Джимбо, из джипа высадились Кайл, Токен и Николь, которые тут же принялись разбирать свои вещи.

– Хорошо отдохнуть, – сказал Джимбо. – Мы с Недом приедем за вами через неделю. Если что – звоните, только далеко в горы не забирайтесь, там связь начинает барахлить, – отсалютовав на прощание, он сел в машину.

– Пока мальчики и девочки, – проскрипел Нед.

Когда джипы скрылись за поворотом, Стэн подтянул на плечах лямки рюкзака, кивнул:

– Ну что, двинули? – и, спустившись с обочины на каменистую дорогу, бодро зашагал по ней. – Здесь место есть клёвое, нужно только перебраться по навесному мосту на ту сторону ущелья. Туристы с детьми из Денвера так далеко не забредают, так что там спокойнее.

– Надеюсь, идти недалеко, – Картман утёр рукавом куртки пот со лба, – а то уже жрать охота.

– Да ты же недавно обедал, жопа жирная! – возмутился Кайл.

– У меня растущий организм.

– Растущий вширь?

– Пасть закрой, жидёнок.

– Ой, смотрите, бабочка, – прервал их перепалку Баттерс. – Какая красивая! А это кто? Голубая сойка?

Картман, зажмурившись, сжал переносицу пальцами.

– Напомните, зачем мы взяли с собой этого педика?

– Потому что Клайд заболел и зажлобил дать нам свою палатку, – пожал плечами Кенни.

– Ты можешь спать со мной, Эрик, – робко улыбнулся Баттерс.

– Ещё чего!

– Ну, либо с Баттерсом, либо под звёздами, – достав сигарету, Крейг чиркнул зажигалкой, прикуривая, – потому что в свою палатку я тебя не пущу, а Токен с Николь и подавно.

Притормозив, Кенни притёрся к нему боком.

– А меня пустишь?

– Я подумаю.

– Мы же друзья.

– И в чём это выражается? В том, что ты вечно стреляешь у меня покурить?

– Не только, – выхватив у него изо рта сигарету и затянувшись, Кенни ловко увернулся от кулака Крейга. – Брось, – ткнув фильтр ему в губы, он закинул руку Крейгу на плечо и зашептал на ухо: – Я спёр у отца бутылку виски. Не пали только.

– Того дерьмового, со вкусом скипидара? – хмыкнул Крейг.

– Того, который мозги вышибает напрочь, – уперев два пальца ему в висок, Кенни изобразил выстрел из пистолета.

– Ладно, – согласился Крейг. – Но тогда палатку тащим по очереди.

– И я с вами, – влез Стэн.

– Эй, – спохватился Кайл, – а мне что ли спать с Баттерсом и Картманом?

– Ну, извини, чувак, – развёл руками Кенни, – палатки-то трёхместные.

– Нам будет весело, – обрадовался Баттерс. – Мы можем устроить собственную пижамную вечеринку.

– Господи, как я тебя ненавижу, – пробормотал Картман. – Как я вас всех ненавижу!

– Съешь шоколадку и утешься, – посоветовал помрачневший Кайл.

– Ещё посмотрим, как ты запоёшь, когда еда останется только у меня одного, – потряс увесистым рюкзаком Картман.

– Еда? – скептически выгнул бровь Кайл. – Стратегический запас кексиков и сырных шариков что ли?

– А ты рассчитываешь, Николь будет готовить тебе кошерную пищу? Впрочем, зря мы её что ли с собой взяли.

Николь, развернувшись, показала Картману средний палец.

– Меня не интересует, каким пальцем ты мастурбируешь, – крикнул ей Картман. – Ты баба, и должна готовить.

– Пошёл ты, – отозвалась Николь.

– А вот и мост, – перебил открывшего рот Картмана Стэн.

Деревья расступились, и они вышли к довольно-таки широкому ущелью, через которое был переброшен старый навесной мост.

– Ты уверен, что он прочный? – засомневалась Николь.

– Пусть первым пойдёт жиртрест, – предложил Кайл. – Если эта рухлядь выдержит его вес, значит, наш и подавно.

– Знаешь, когда-нибудь я убью тебя с особой жестокостью, – пообещал Картман.

– Да прекратите вы, – поморщился Стэн. – Мост как мост, – глубоко вдохнув, он уверенно зашагал по противно заскрипевшим под его ногами доскам.

Поправив рюкзак, Кенни двинул следом, за ним потянулись остальные. Мост еле заметно раскачивался из стороны в сторону и карябал кожу ладоней грубыми волокнами канатов. У Кенни на секунду закружилась голова, но он, стиснув зубы, уставился вперёд, на красный помпон шапки Стэна, и прибавил ходу.

Когда все благополучно перебрались через ущелье, Стэн махнул рукой, указывая куда-то в сторону от дороги:

– Тут есть небольшая площадка минутах в двадцати ходьбы, причём на возвышенности, предлагаю поставить палатки там. Правда, часть пути придётся продираться через кустарник, зато жить будем на отшибе.

– Веди уж, – вздохнул Кайл.

Крейг пихнул Кенни локтем в бок:

– Твоя очередь тащить палатку.

– Ладно, – Кенни протянул ему рюкзак. – Смотри не долбани об дерево – там бутылка.

– Постараюсь, – закатил глаза Крейг.

Усмехнувшись, Кенни подмигнул ему и пошёл вслед за Картманом, который продвигался сквозь плотный кустарник подобно атомному ледоколу. Правда, ветки всё равно цеплял штанины джинсов и норовили хлестнуть Кенни по лицу, но он упорно пёр вперёд, думая о том, что скоро они уже доберутся до места.

Поляна, на которую их привёл Стэн, и вправду оказалась хорошая: ровная, поросшая густой, мягкой травой, окружённая высокими елями. Пока парни ставили палатки, Николь успела развести огонь, вскипятить воду в котелке и разложить по тарелкам бургеры, которые им сделала мать Стэна. Токен с Крейгом подкатили два бревна, и все стали рассаживаться вокруг костра.

Проходя мимо Картмана, Кайл пнул его:

– Спорим, у тебя в рюкзаке припрятана жареная курица, и ты будешь жрать её ночью в одну харю.

Откусив приличный кусок бургера, Картман неразборчиво пробормотал что-то в ответ и показал на пальцах «иди на хуй хуев жид». Кайл тут же вскинулся, но Стэн, развернув его за плечо, сунул ему в руки тарелку:

– Можно мы хотя бы поужинаем в тишине?

Кайл, насупившись, сел как можно дальше от Картмана и принялся за еду.

Солнце опустилось за гору, и в лесу стремительно начали сгущаться чернильные сумерки. Баттерс, подкинув сучьев в огонь, пододвинулся ближе к костру; Крейг достал из рюкзака две упаковки баночного пива, купленные вскладчину:

– Тут мили через полторы вверх по шоссе есть заправка. Можно будет завтра ближе к вечеру сгонять туда и посмотреть что почём.

– Ага, – вытащив банку, Кенни щёлкнул ключом, но Крейг тут же вытянул её у него из руки. – Эй!

– Ну, мы же друзья.

Ухмыльнувшись, Кенни открыл себе ещё одну банку, а затем сполз на траву и, облокотившись локтем о бревно, привалился плечом к бедру Крейга.

Токен с Николь упоённо целовались. Стэн, глядя на них, загрустил – Венди в очередной раз порвала с ним – и Кенни, нащупав под задницей шишку, швырнул её в Токена.

– Ай, – Токен, оторвавшись от Николь, потёр ухо. – Ты чего?

– Вы бы уединились, – зевнул Кенни, – а то Баттерс, глядя на вас, скоро начнёт дрочить.

– Неправда! – вспыхнул Баттерс. – Я ни о чём таком не думал, – подтянув колени к груди, он уткнулся в них носом. – И не смотрел даже. Нисколечко.

Николь, поднявшись, окинула парней презрительным взглядом и утянула Токена в палатку.

– Эй, ну, ты чего раскис? – спросил у Стэна Кайл. – Из-за Венди что ли? Чувак, забей, вы каждый месяц расстаётесь, а потом снова сходитесь. И в этот раз помиритесь.

– Да нет, – отмахнулся Стэн. – Устал просто. Я спать, пожалуй, пойду.

Картман проводил его взглядом:

– Тряпка.

– Заткнись, – нахмурился Кайл.

– Беги утешь его, лучший друг, – Картман несколько раз глумливо ткнулся изнутри языком в щёку, оттопыривая её.

– Только не в моей палатке, – меланхолично заметил Крейг.

– Да ну вас! – вскочил Кайл. – Я тоже спать пойду. Спокойной ночи.

– Кстати, – закинув руки за голову, Картман лениво потянулся, – я слышал, здесь неподалёку, в сторожке, жил лесник, который похищал и расчленял туристов.

– П-п-правда? – заозирался Баттерс.

– Нет, конечно, – фыркнул Кенни, – просто Картман решил, что настало время страшилок.

– Ничего подобного, – достав кексик, Картман с треском разорвал упаковку, – это правда. Мне мама рассказывала, когда она ходила в среднюю школу, к ним в класс как раз перевели дочку этого лесника. Они вдвоём переехали сюда откуда-то из Оклахомы, а жены у него не было – умерла при родах. И вот он в своей дочке души не чаял. Так не чаял, что, когда ей исполнилось пятнадцать, запретил куда-либо выходить из сторожки. Но на самом деле он просто давно уже насиловал её, и она в конце концов забеременела.

– Блядь, – подавился пивом Крейг. – Что за херня?

Кенни скривился в отвращении.

– Она нарожала ему с десяток уродцев, – спокойно продолжил Картман, – и лесник кормил их человеческим мясом. Он похищал туристов, подвешивал в подвале на крюках и, ещё живым, вырезал внутренние органы, которые скармливал своим прожорливым выродкам, а несчастные медленно истекали кровью.

– И что, его так и не поймали? – дрожа, спросил Баттерс.

Картман стряхнул с груди крошки от кексика.

– Поймали, конечно. Федералы. Выследили, окружили сторожку и перестреляли всех, кто находился внутри. Правда, так как никто не знал точно, сколько детей ему успела нарожать дочь, поговаривают, парочка всё-таки сбежала в лес. С тех пор здесь изредка находят полусожранные останки туристов.

– Ой, мамочки, – запричитал Баттерс и, подскочив, кинулся к палатке.

Достав из-за пазухи пачку сырных шариков, Картман посмотрел на неё голодным взглядом, но потом всё-таки убрал обратно и поднялся с бревна:

– Ладно, на хер вас, пацаны, а я спать.

– Вали, – буркнул Кенни.

– Так что ты там говорил про виски? – поинтересовался Крейг, когда Картман ушёл.

Вытянув ноги к костру, от которого остались одни крупные красные угли, Кенни откинул голову ему на бедро.

– Будешь должен, Такер, – приподнявшись, он сунул руку ему в карман и вытащил пачку сигарет. Выбив одну, Кенни прикурил от головешки и выдохнул дым на тлеющий кончик, который яркой точкой мерцал в темноте. – Звёзды сегодня низкие, – завалившись на траву, он закинул руку за голову и посмотрел на сосредоточенного Крейга. – Ты чего?

Крейг молча покачал головой. Кенни не спеша докурил, выкинул окурок в пивную банку, и они полезли в палатку.

Внутри оказалось, что Стэн заснул по диагонали, вдобавок раскинувшись выброшенной на песок морской звездой, так что места практически не осталось.

– Смотри не разбуди, – шепнул Кенни Крейгу, аккуратно переползая через конечности Стэна, – а то мне виски не хватит заливать его расставание с Венди.

В итоге они кое-как пристроились в углу, и Кенни извлёк из рюкзака бутылку, с которой тут же ловко скрутил крышку. Сделав приличный глоток, он сунул её Крейгу и зажал рот ладонью – палёный виски, лавой прокатившись по горлу, стёк в пищевод.

– Твою же мать, – просипел Крейг. – Есть чем запить?

– Колой.

Они сделали ещё по паре глотков. Высунув нос из палатки, Крейг задымил сигаретой, а Кенни медленно тянул газировку из банки. На языке, покалывая, лопались пузырьки, опьянение разливалось по телу горячей волной, и голова от усталости стала тяжелой. Хотелось спать, а ещё почему-то трахаться.

Убрав виски в рюкзак, Кенни всё-таки пододвинул Стэна и лёг, подложив под голову свёрнутую куртку. Крейг, докурив, втиснулся рядом, поёрзал, странно горячий, пахнувший выпивкой, табаком и фруктовой жвачкой. Вдохнув эту странную смесь запахов, Кенни с тоской подумал, что Токену с Николь спать в палатке вдвоём гораздо удобнее. Затем мысли переключились на то, чем конкретно они там занимаются, и член встал окончательно.

Вот это уже никуда не годилось! Чертыхнувшись, Кенни осторожно накрыл пах ладонью и сжал себя поверх джинсов, пытаясь унять неуместное сейчас возбуждение. Зажмурившись, он попытался представить кого-то асексуального, типа голого Картмана в спортивной душевой, и едва не заорал от ужаса, наяву услышав его голос – Кайл с Картманом переговаривались громким шёпотом прямо у их палатки:

– Кайл, не смей. Не делай этого!

– И не мечтай, жиртрест, я всем расскажу твою маленькую грязную тайну. Всем!

– Только попробуй.

– И что же ты мне сделаешь?

– Оторву яйца.

– Да брось!

Кенни приподнялся на локтях, намереваясь вылезти и сказать им, чтобы сваливали куда подальше выяснять отношения, но в этот момент Крейг зажал ему рот ладонью. Кенни, возмутившись, дёрнулся, но тот навалился всем весом, придавливая к земле, и, ещё сильнее вмяв горькую ладонь в губы, прошипел на ухо:

– Не рыпайся, дай послушать.

Кенни всё равно завозился, правда, скорее по инерции, попытался вывернуться, и Крейг в попытке удержать втиснул ему колено между бёдер. От резанувшего по нервным окончаниям возбуждения Кенни аж швырнуло навстречу. Крейг, естественно, воспринял это как очередную попытку вырваться и свободной рукой сгрёб его за волосы.

– Я что сказал?

До этого момента Кенни никогда не задумывался о том, что, оказывается, можно стонать через нос. Вдобавок заворочавшийся сбоку Стэн забормотал что-то во сне, и Крейг, буквально распластавшись, на Кенни, ещё раз чувствительно проехался бедром по паху. Его горячее дыхание испариной оседало на шее, пару раз он мазнул влажными губами по коже чуть ниже уха, и Кенни проклял всё на свете.

Стэн, к счастью, не проснулся, так что Крейг, медленно разжав пальцы, приподнялся. Кенни выдохнул с облегчением, а Крейг между тем так внимательно всматривался в стенку палатки, будто сквозь неё мог увидеть Картмана с Кайлом – те, к слову сказать, отошли чуть дальше, и теперь можно было расслышать лишь обрывки фраз.

– Но ты же подставишь...

– Пусть… плевать... Ты столько лет издевался надо мной…

Судя по всему, Крейг слезать с Кенни не собирался, поэтому он, чтобы лежать было удобнее, чуть отвёл бедро в сторону, а затем, всё-таки не удержавшись, тихонько потёрся членом о ногу Крейга. Тот никак не отреагировал, хотя Кенни был готов к тому, что сейчас как минимум получит в глаз, однако Крейг продолжал вслушиваться в чужой разговор, и Кенни снова повторил свой манёвр. И ещё раз. И ещё. И, Господи блядский Боже, остановиться уже было не реально.

Кенни раскачивался под Крейгом, словно на волнах, дыхание сбоило, хотелось, запрокинув голову, приоткрыть рот и вздохнуть полной грудью, но ладонь Крейга всё ещё подрагивала на губах, так что приходилось дышать носом. Крейг наконец-то опустил голову, и Кенни, поймав его шалый взгляд, вспомнил, что у него тоже имеются руки. Он неуверенно провёл пальцами Крейгу по боку, и тот, вдруг издав какой-то растерянный звук, чуть сместился в сторону – горячий член твёрдой линией упёрся Кенни в живот.

Адское пекло! Шмякнув ладони ему на задницу, Кенни вжал Крейга в себя и уже в полную силу толкнулся бёдрами. Крейг явно ничего против не имел, и минуту спустя Кенни уже ритмично трахал его сквозь одежду. По собственным меркам, это было практически невинно, но вместе с тем настолько грязно, что всё происходившее кружило Кенни голову почище виски. Прикрыв глаза, он кое-как задрал толстовку вместе с футболкой, чтобы усилить ощущения, и представил, как по его голому животу раз за разом проезжалась бы головка члена Крейга, размазывая липкую смазку.

Хотелось большего – не болезненно-приятного трения о ткань, а сильных пальцев на стволе и умелых движений. Расстегнув джинсы, Кенни приспустил их, вздохнул с облегчением – шов перестал давить на яйца – и принялся стягивать штаны с Крейга. Тот позволил стащить их себе под задницу, и Кенни потёр пальцем головку поверх насквозь мокрых трусов, которые Крейг, увы, снять не позволил – вцепился в резинку, будто это был последний бастион американской свободы. Впрочем, сил настаивать у Кенни не осталось, и он прямо так принялся надрачивать его член, при этом задевая костяшками собственный.

Крейг пыхтел паровозом, и Кенни изредка косился на Стэна, искренне надеясь, что тот не проснётся. Впрочем, то, что они с Крейгом были не наедине, даже придавало некоторую пикантность ситуации.

Кенни почувствовал, как у Крейга мелко задрожали бёдра. Заглянув ему в лицо, он с трудом различил в темноте палатки округлившийся рот и выломленные брови. Крейг, удивлённо охнув, кончил – под пальцами стало совсем мокро, тепло – и Кенни швырнуло в оргазм следом за ним.

Несколько минут Кенни пытался отдышаться. Крейг шуршал рядом, видимо, подтягивал джинсы и молчал. Кенни тоже кое как застегнулся и хмыкнул – в палатке стоял тяжёлый пряный запах секса. По телу тёплой волной разливалась нега, и он, закрыв глаза, провалился в сон.

***

Наутро Кенни разбудил завозившийся под боком Крейг.

С трудом разлепив глаза, Кенни прижал пальцы к вискам, поводил языком по пересохшему нёбу и, кое-как усевшись, уставился на Крейга, который, гулко сглатывая, жадно хлестал воду из бутылки. Понаблюдав, как при каждом глотке по его горлу прокатывался острый кадык, Кенни облизал губы и просипел:

– Дай попить.

Развернувшись так резко, что вода брызнула во все стороны, Крейг пробормотал:

– Сам себе принеси, – и, сука такая, вымелся из палатки.

В удивлении вздёрнув брови, Кенни подтянул к себе рюкзак, два раза перетряс содержимое и вздохнул – единственную бутылку воды он прикончил ещё вчера. Зато нашлись плавки, что было очень кстати. Стэн ещё спал, так что Кенни, сдёрнув джинсы, быстро переоделся и полез наружу.

Токен с Николь уже проснулись. Токен пытался поджечь немного отсыревшие за ночь сучья, а Николь резала ветчину для сандвичей; Крейг, пристроившись на бревне, наблюдал за ними.

– Доброе утро, – Кенни, нагнувшись, поднял оставленную кем-то накануне под деревом бутылку воды и опустился на траву рядом с Крейгом. Толкнув его коленом, он протянул бутылку, предлагая, но Крейг, даже не взглянув на него, пересел к Николь.

– Тебе помочь?

– Конечно, – обрадовалась она, – а то вы все только есть горазды.

К ним подбежал взволнованный Баттерс.

– Привет, а вы не видели Эрика и Кайла? Они пропали.

– Как это? – удивился Кенни.

– Вот так, – Баттерс трясся и испуганно озирался по сторонам. – Я проснулся, а в палатке никого. И рюкзаки исчезли.

– Не смешно, – поднявшись, Кенни похлопал себя по карманам и, вынув телефон, нахмурился. – У кого-нибудь есть приём? Наберите Кайлу.

Токен, Николь и Крейг, синхронно вытащив сотовые, покачали головами.

– А я свой телефон перед сном убрал Эрику в рюкзак, – повесил нос Баттерс.

Кенни бросился к палатке и принялся трясти Стэна:

– Стэн! Эй, Стэн, просыпайся. Ты не знаешь, где Кайл с Картманом?

– Чего? – Стэн потёр глаза кулаками. – Откуда мне знать, если я вчера раньше вас спать лёг. А что случилось?

– Они забрали рюкзаки и куда-то ушли, – растерянно сказал Кенни.

– Как это? – мигом проснувшись, Стэн приподнялся и принялся шарить рукой под курткой в поисках телефона. – Что за чёрт? Не ловит. А вчера вроде работал – я ещё думал Венди сообщение отправить. Наверное, за ночь с вышкой что-то случилось. Можно, конечно, попробовать дойти до шоссе… – он вдруг округлил глаза: – А где мой рюкзак?

Кенни внимательно огляделся: его распотрошённый рюкзак валялся рядом с курткой Крейга, а вот рюкзака Стэна, действительно, не было.

– Может, ты его на улице оставил?

Стэн уверенно помотал головой.

– Нет, мы как поставили палатку, я его сразу закинул внутрь и есть пошёл. Да и вечером он был, я ещё на него наткнулся в темноте. Что за херня?

– Одевайся, – бросил ему Кенни и пошёл к костру.

– Ну что? – переминался с ноги на ногу Баттерс.

– Рюкзак Стэна тоже пропал, – дёрнул плечом Кенни. – Телефоны не ловят. Оставайтесь здесь, а мы со Стэном сейчас пойдём к шоссе и либо попробуем прозвониться оттуда, либо поймаем тачку и…

– Откуда нам знать, что это не очередной ваш дурацкий розыгрыш? – с вызовом спросил Крейг.

Кенни рассердился.

– Если хочешь, идём с нами.

Сузив глаза, Крейг демонстративно уселся на бревно.

– Я готов, – Стэн хлопнул Кенни по плечу.

– Подождите, возьмите меня с собой, – попросил Баттерс. – Мне страшно, – он скомкал в пальцах край свитера.

– Ладно, – согласился Кенни.

***

Когда они, поцарапанные, вывалились из кустарника на дорогу, то с ужасом увидели, что навесной мост обрезан.

– Блядь! – подбежав к краю ущелья, Кенни затормозил и завороженно уставился на полетевшие вниз из-под подошв кроссовок мелкие камушки.

– Мамочки, – прошептал Баттерс.

– Пацаны, идите сюда, – слабым голосом позвал Стэн.

Кенни обернулся – тот стоял у большого валуна, на котором лежала зелёная шапка Кайла, вся в бурых пятнах.

– Здесь записка. Для тебя, – протянув трясущуюся руку, Стэн осторожно вытащил из-под шапки сложенный вчетверо лист бумаги и показал его Кенни.

– Мистериону? – прочитал он. – Что за?.. – и развернул записку: – «Ещё живому я вырежу ему лёгкие и почку. А затем убью вас всех, одного за другим. Догадайся, кто следующий, Мистерион, и попробуй поймать меня».

Кенни затошнило. Прикрыв глаза, он глубоко вдохнул и выдохнул на счёт десять.

– Картман совсем с катушек слетел? Захотел поиграть в Енота?

Стэн молчал, сжимая в кулаке шапку Кайла; Баттерса трясло от страха:

– Думаете, он убил Кайла?

– Нет, – наморщил лоб Кенни. – Скорее всего, где-то спрятал. Причём, судя по тому, как перерезан мост – с этой стороны ущелья. Не зря он вчера рассказывал про сторожку лесника. Может, если мы найдём её…

– Смеёшься? – поднял на него затравленный взгляд Стэн. – Это же как искать иголку в стоге сена – здесь на мили вокруг сплошной лес.

– Ладно, – решительно тряхнул головой Кенни, – нужно возвращаться в лагерь. Что с телефонами? Я проверил, мой не ловит сеть.

– И мой тоже, – Стэн на всякий случай ещё раз посмотрел на экран.

Застонав от досады, Кенни первым поплёлся обратно сквозь кустарник.

***

Когда парни вернулись на поляну, Токен, Николь и Крейг повскакивали со своих мест.

– Ну что? – кинулась к Кенни Николь, озабоченно заглядывая ему в лицо.

– Всё плохо, – ответил за него Стэн. – Телефоны не работают, мост перерезан и… вот, – он поднял руку, в которой держал окровавленную шапку Кайла. – Картман куда-то уволок его.

– Это шутка? – уставился на Стэна Токен. – Скажите, что вы пошутили!

Стэн промолчал; Баттерс был белее полотна. Кенни до боли прикусил щёку изнутри.

– Вы не пошутили, – сник Токен.

Скривившись, Кенни тронул Крейга за локоть:

– Дай сигарету.

– Свои иметь надо, – дёрнулся тот.

– Блядь, – рявкнул Кенни, – кончай сучиться, Такер.

Крейг сжал губы в узкую полоску, однако сигарету всё же протянул.

– Почему вы решили, что Кайла похитил Картман? – спросил Токен.

Кенни, прикурив, передал ему записку.

– «Ещё живому я вырежу ему лёгкие и почку»?

Николь заглянула Токену через плечо:

– «А затем убью вас всех, одного за другим». Но за что?

– Думаешь, Картману нужен повод? – рассмеялся Крейг. – Он ненормальный.

– Повод у него всё же есть, – задумался Кенни, – есть какая-то схема – не зря же он предлагает мне догадаться, кто будет следующим.

– И кто же им будет, детектив Маккормик? – иронично поинтересовался Крейг.

Тяжело опустившись на траву, Кенни подвернул под себя ногу.

– Понятия не имею.

Николь присела рядом.

– Почему Картман хочет вырезать Кайлу почку и лёгкие?

– Почку потому, что она его – Кайлу пересадили в детстве. А вот лёгкие?.. – Кенни поднял взгляд на Стэна, но тот лишь недоумённо пожал плечами.

– Думаю, – осторожно заметил Крейг, – что это отсылка к газовым камерам лагерей смерти времён Второй Мировой Войны, в которых заключённые задыхались заживо.

Вскрикнув, Николь прихлопнула рот ладонью, и Токен, обняв её, зашептал ей что-то на ухо, успокаивая.

– Думаю, следующим буду я, – тихо, но внятно произнёс Баттерс. – Эрик похитил Кайла, потому что тот собрался рассказать всем его секрет. Очень большой секрет. Ночью я проснулся от того, что они ссорились у палатки, я вылез, чтобы их разнять и… и… в общем, всё услышал, – Баттерс едва не плакал. – Теперь Картман мне тоже что-нибудь вырежет?

– Не вырежет, не бойся, – в последний раз затянувшись, Кенни забычковал сигарету о бревно. – Нужно выбираться отсюда. Какие будут предложения?

– Может, вернёмся к мосту и подождём, когда кто-нибудь придёт? – робко подала голос Николь.

– Плохая идея, – запустив пятерню в волосы, Стэн взлохматил чёлку. – Это туристическая тропа, больше здесь никто не ходит. Вчера мы поблизости никого не заметили, а какова вероятность, что кто-нибудь решит отправиться в поход посреди недели? Я предлагаю идти на восток, вдоль каньона. Миль через тридцать там будет автомобильный мост. Выберемся на шоссе – поймаем попутку до Саус Парка.

– Тридцать миль по лесу? – прогнусавил Крейг. – Ты издеваешься? Повезёт, если мы преодолеем это расстояние за два дня.

– У тебя есть предложение получше? – осадил его Стэн.

– Поймаем Картмана и набьём ему морду.

Кенни переглянулся со Стэном:

– Не вариант. Это же Картман – он так просто не попадётся.

– Я тоже так думаю, – с серьёзным видом кивнул Токен. – И да, нужно попытаться добраться до моста.

Николь, сжав его ладонь в своей, согласно тряхнула косичками. Баттерс, обхватив себя руками за плечи, поёжился:

– Я с вами.

– Практически единогласно, – подвёл итог Кенни. – Тогда давайте тащите всё, что у нас осталось из еды.

Николь растерялась:

– А осталось не так много – Картман забрал почти всё. Сандвичи, несколько бутылок воды, чай, кофе, сахар, – она вытряхнула на траву содержимое своего рюкзака, – леденцы. У нас с Токеном больше ничего нет.

– У меня есть M&M’s, – Баттерс протянул ей мятый жёлтый пакетик на ладони.

– А у меня в рюкзаке – пара пачек чипсов и четыре банки бобов с мясом, – припомнил Кенни.

Крейг, вывернув карманы, отправил в общую кучу начатую упаковку жвачки.

– Не густо, – резюмировал Кенни. – Ладно, тогда быстро завтракаем и выдвигаемся, пока солнце не встало в зенит.

– Напомни-ка, кто назначил тебя главным, Маккормик? – скрестил руки на груди Крейг.

– Остынь уже, – сжал кулаки Кенни. Развернувшись, он пошёл в палатку, собрал рюкзак и, подумав, захватил куртку Крейга.

Николь разрезала три сандвича пополам, а остальные завернула в бумагу и убрала. Кенни посмотрел на друзей – Токен явно давился своей порцией, Баттерс крошил в пальцах булку, Стэн, глядя в одну точку, механически работал челюстями, Крейг и вовсе сидел, засунув руки в карманы.

– Ешь, – пододвинул ему тарелку Кенни. – Пожалуйста. Ты же знаешь, я настырный.

Крейг посмотрел на него волком, но сандвич всё же взял.

После быстрого завтрака они упаковали в оставшиеся два рюкзака всё необходимое и выдвинулись в путь.

***

Идти было тяжело: подошвы кроссовок скользили на острых камнях, дорогу постоянно преграждали то поваленные деревья, то заросли кустарника, через которые приходилось продираться. К тому же каньон, изгибаясь, забирал влево от автомагистрали, что не внушало оптимизма.

– Надеюсь, нам не придётся сделать приличный крюк, прежде чем мы выберемся на шоссе, – вздохнул Крейг.

Сняв куртку, Кенни повязал её вокруг пояса.

– Не гундось, и без тебя тошно.

Крейг пнул шишку, и она отлетела Кенни прямо в щиколотку.

– Между прочим, это не мой друг слетел с катушек.

– Я рад, что у тебя такие положительные друзья, Такер.

– Пацаны, вы чего? – обернулся на них Стэн.

Крейг показал ему средний палец.

– Ничего. Шагай давай.

Часам к трём они добрались до небольшого уступа.

– Всё, привал, – скомандовал Кенни, скинув с плеча рюкзак.

Николь тут же шлёпнулась на валун, со стоном сняла кроссовку и оттянула носок.

– Кажется, я пятку сбила.

Токен присел рядом, осматривая её ногу.

Стэн между тем раздал всем остатки сандвичей и выставил бутылку воды.

– Река течёт по дну каньона, поэтому сомневаюсь, что по пути нам повезёт наткнуться на какой-нибудь источник.

– Когда мы выберемся отсюда, я придушу Картмана собственными руками, – пробормотал Крейг.

– Боюсь, тебе придётся встать в очередь, – хрустнул костяшками пальцев Токен.

Кенни подошёл к краю уступа.

– Пожалуй, здесь даже красиво.

– Жаль только, обстановка не располагает к любованию прелестями природы, – съязвил Крейг.

Кенни, не обратив внимания на его слова, подсел к Баттерсу.

– Кстати, а что это за большой секрет Картмана, из-за которого он решил всех убить?

Закашлявшись, Баттерс с трудом проглотил кусок сандвича и посмотрел на Кенни круглыми от ужаса глазами.

– Я не скажу. Вдруг Эрик сейчас наблюдает за нами и… и… неужели ты не понимаешь, если я выболтаю его секрет, каждый из вас будет в опасности!

– Ладно, ладно, всё, успокойся, – выставил ладони Кенни. – Не очень-то и хотелось об этом узнать.

– Говори за себя, – хмыкнул Крейг.

– Ах, да, – не сдержался Кенни, – прости, я и забыл, как сильно тебе хотелось. Только ты теперь этого стесняешься.

Уши Крейга стали бордовыми.

– Вы вообще о чём? – поинтересовался Стэн.

– Да так, – уставился на мысы кроссовок Крейг.

– Просто мы ночью тоже слышали, как Картман с Кайлом ссорились, – пояснил Кенни.

– Что же вы их не разняли? – удивился Стэн.

– Кенни решил не вмешиваться, – усмехнулся Крейг.

Стэн хотел что-то сказать, но затем закрыл рот и принялся запихивать в карман рюкзака обёртку от сандвичей:

– Передохнули и хватит. Часа через четыре уже темнеть начнёт.

– Как думаете, Картман идёт за нами? – спросила Николь, затягивая шнурки кроссовок.

Токен приобнял её за плечи.

– Если и идёт, то, во всяком случае, мы услышим, когда его жирная туша будет продираться через кусты.

Николь слабо улыбнулась.

– Ребята, а я в туалет хочу, – пискнул Баттерс.

– Так отлей, в чём проблема? – подумав, Стэн закрутил пустую бутылку крышкой и убрал её в рюкзак.

– Я не так хочу, – выражение лица Баттерса стало совсем несчастным. – У меня от волнения живот разболелся, и… ну… мне очень нужно. Прямо сейчас.

– Ладно, давай я с тобой схожу, – сжалился Токен. Николь испуганно ухватила его за руку, но он мягко ей улыбнулся, отстраняясь: – Всё будет хорошо, не бойся.

– Я не боюсь.

Токен чмокнул Николь в макушку и кивнул Баттерсу.

– Я тоже с вами, – поднялся Крейг. – На всякий случай.

– Далеко не заходите, – предупредил Кенни.

– Да, мамочка, – Крейг скрылся за деревьями.

Кенни прислонился спиной к шершавому стволу ели, Стэн обрывал листочки с какого-то низкорослого кустик, Николь сидела, подтянув колени к груди и обхватив их руками.

Минут через десять Стэн посмотрел на наручные часы:

– Долго они. Баттерс! – крикнул он.

С ветки ели с громким чириканьем вспорхнула потревоженная птица.

– Крейг! – заорал Кенни.

– Токен! – позвала Николь.

Они прислушались, но вокруг стояла такая тишина, что было слышно, как на дне ущелья шумела по камням быстрая река.

– Что-то случилось, – подхватив с земли толстую палку, Кенни бросился в ту сторону, куда ушли парни; Стэн и Николь побежали за ним.

Метрах в пятидесяти от уступа, за кустами, они увидели небольшой овражек, на дне которого лежали Крейг и Баттерс – светлые волосы Баттерса были алыми от крови.

– Чёрт, – Кенни скатился к ним и осторожно потряс застонавшего Крейга за плечо. – Что случилось? – Дотрагиваться до Баттерса было страшно. Кенни беспомощно взглянул на Стэна, и тот быстро начал спускаться.

– Где Токен? – всхлипнула Николь. – Токен!

Крейг, покачнувшись, сел, ощупал затылок и огляделся.

– Кто-то сзади долбанул меня по голове и спихнул в овраг. Но я, вроде, в норме, – он попытался встать на ноги. – Что с Баттерсом?

Кенни со Стэном аккуратно перевернули того, похлопали по щекам, и Баттерс открыл глаза.

– Уже Рождество? – глупо улыбнулся он.

– Сколько я пальцев показываю? – спросил Крейг, сунув ему под нос средний.

Баттерс ойкнул.

– Подняться можешь? Голова не кружится? Не тошнит? – ощупал его Стэн.

Вцепившись ему в плечо, Баттерс кое-как принял вертикальное положение.

– Нужно выбираться отсюда, – Кенни со Стэном потащили его наверх; Крейг карабкался следом.

Когда они выбрались из оврага, плачущая Николь протянула Баттерсу платок.

– Где Токен?

– Не знаю, – Баттерс приложил платок к ране. – Ох, кажется, мне нужно присесть, – привалившись к дереву, он сполз вниз по стволу.

– Ты как? – озабоченно спросил Кенни у Крейга. – Давай голову осмотрю? – он протянул руку, но Крейг отодвинулся и повторил с нажимом:

– Я же сказал, что в норме.

– Думаете, Картман похитил Токена? – шмыгнула носом Николь.

Ей никто не ответил.

– Глядите, кажется, там за кустами кто-то есть! – вдруг воскликнул Баттерс.

Николь первая бросилась в указанном направлении и тут же завизжала. Подбежав к ней, Кенни увидел лежащую на земле куртку Токена, рукава которой были разведены в стороны. На куртке покоился причудливо сделанный из еловой ветви венок, которым была придавлена записка. Рухнув на колени, Николь, всхлипывая, прижала куртку к груди, а затем развернула записку.

– «Я приколочу его к кресту и оставлю истекать кровью во имя детей веры. Ты медлишь, Мистерион, поэтому я подскажу тебе, кто следующий: Николь. Однажды она украла моё сердце, за это я вырву её».

Выронив записку, Николь вскочила на ноги. Словно вытащенная в сетях на берег рыба, она открывала и закрывала рот, силясь произнести хоть слово.

– Николь, – потянулся к ней Кенни, но она попятилась. – Николь, послушай!

– Нет. Нет-нет-нет, – вцепившись пальцами в волосы, Николь вдруг развернулась и припустилась наутёк.

– Стой! – крикнул Кенни. – Стой, ты куда?

– Николь! – заорал Стэн, срываясь с места. – Нужно её догнать, быстрее.

– Присмотри за Баттерсом, – велел Кенни Крейгу и бросился следом.

Жёлтая куртка Николь мелькала за деревьями то исчезая, то вновь появляясь ярким пятном. Кенни старался не упустить её из виду, но лес постепенно становился всё гуще, темнее, и вскоре, схватив Стэна за руку, он остановился в растерянности.

– Николь! – позвал Стэн. – Николь! Возвращайся! Где ты!? Николь!

– Идиотка, – разозлился Кенни. – И что теперь? Если будем её искать, сами заблудимся.

– Нужно идти к мосту, – решил Стэн. – Выберемся и вызовем спасателей – по-другому никак.

***

Когда Кенни со Стэном, немного поплутав, вышли к овражку, где их дожидались Баттерс и Крейг, те, увидев, что они одни, даже ничего не спросили – Крейг просто помог Баттерсу подняться, и все поковыляли в направлении уступа.

– Ну, хотя бы вещи на месте, – закинув один рюкзак на плечо, Кенни вручил другой Стэну.

Баттерс вытер глаза рукавом.

– Мы собираемся идти дальше? Может, всё же стоит подождать Николь?

– Она не придёт, – мягко сказал ему Стэн. – В лучшем случае Николь заблудилась, а в худшем – попала в лапы к Картману.

Баттерс шумно засопел.

– Это жестоко. И очень цинично с нашей стороны.

– Возможно, – пожал плечами Стэн. – Но единственное, что мы можем сделать в данной ситуации – привести помощь.

– Вы идти можете? – спросил Кенни. – Баттерс, как твоя рана? Давай я промою, – он достал из рюкзака виски.

Крейг в ответ на вопрос красноречиво промолчал, а Баттерс, усевшись на валун, наклонил голову.

– А ведь поход должен был удаться, – задумчиво протянул Стэн, глядя на бутылку в руках Кенни, который попросту ливанул виски на рану.

– Ай-яй-яй, жжётся, – заныл Баттерс.

– Потерпишь, – закрутив крышку, Кенни убрал бутылку в рюкзак. – К тому же у тебя всего лишь ссадина на затылке.

– Да? – Баттерс покраснел.

– Да.

– Идёмте уже, – поторопил их Крейг.

***

Они шли вдоль каньона, наблюдая, как солнце неспешно клонилось к макушкам елей на противоположной стороне. Часа через два Стэн объявил десятиминутный привал и достал бутылку воды – все, с радостью повалившись прямо на камни, сделали по паре глотков.

– Перед глазами плывёт, – пожаловался Баттерс.

Стэн похлопал его по колену.

– Скоро откроется второе дыхание, вот увидишь.

– Эй, – Крейг забрал у Кенни рюкзак, – давай теперь я понесу.

– Я тоже могу, – встрепенулся Баттерс.

– Куда уж тебе, – снисходительно посмотрел на него Стэн.

Они поднялись и поплелись дальше. Когда начало темнеть, Кенни указал на небольшую полянку за деревьями.

– Предлагаю остановиться здесь. Спать хотя бы будем не на камнях. К тому же, пока ещё хоть что-то видно, нужно успеть набрать сучьев для костра.

Возражений не последовало.

Усадив Баттерса под куст, Стэн достал банку консервированных бобов, кофе и сахар.

– Думаю, нам нужно дежурить. По двое.

– Хорошая идея, – Крейг, застонав, потёр затылок.

– Дай посмотрю, – ухватил его за руку Кенни.

– Да отвали ты от меня, – выкрутился Крейг. – Бесишь! Пойду дрова поищу.

Стэн, вывалив бобы в котелок, поднял на них взгляд:

– Какая муха его укусила?

Мотнув головой, Кенни побежал за Крейгом. Убедившись, что Стэн с Баттерсом на них не смотрят, он сграбастал того за грудки и хорошенько приложил спиной о дерево.

– Кончай вести себя как баба, Такер.

Крейг отпихнул его руки.

– А может, это ты ведёшь себя как баба – увиваешься за мной.

Кенни стиснул челюсти с такой силой, что заходили желваки.

– Я не увиваюсь. Послушай, понятия не имею, что творится в твоей голове, но, если ты так к этому относишься, то нужно было сразу мне врезать. А теперь поздно метаться. И, кстати, что-то я не заметил, что тогда ты был сильно против.

Крейг кусал нижнюю губу.

– Ладно, – примирительным тоном произнёс Кенни, – когда вернёмся домой, можешь набить мне морду, но давай не будем грызться сейчас. Картману это только на руку. Понимаешь?

Крейг зажмурился.

– Ты прав. Прости, что-то меня занесло. Мир?

– Конечно, – улыбнулся Кенни. – Идём, пацаны наверняка уже заждались нас с дровами.

Когда они притащили сучьев, Стэн развёл костёр и повесил над огнём два котелка.

– Не понимаю, – принялся помешивать бобы ложкой Кенни, – почему Картман похитил Токена, а не Баттерса, хотя у него была такая возможность. Ведь он должен бояться того, что Баттерс расскажет нам его страшную тайну. Значит, дело в другом, так? К тому же третьей должна была стать Николь.

– Всё пытаешься найти логику в его действиях? – Крейг вылил в пустой котелок воду из бутылки.

Кенни помахал ложкой в воздухе.

– Он играет с нами, и у игры есть определённые правила. Но какие? Дети веры – так ведь называлась ваша группа, правильно, Баттерс?

– Да. Эрик тогда бесился, что Токен, а не Кайл, играл на бас-гитаре, но у него не было выбора. Он несколько раз обещал, что убьёт его.

– Предположим, это мотив. Но Николь? При чём тут сердце Картмана? Она ему нравится?

– Она нравилась Кайлу, а Кайл нравится Эрику, – как само собой разумеющееся пояснил Баттерс.

– Похоже, травма головы у тебя серьёзнее, чем мы предполагали, – вздохнул Стэн. – Ты бы прилёг пока.

– Но это правда, – горячечно возразил Баттерс. – Это и есть секрет Эрика – он влюблён в Кайла.

Все, раскрыв рты, уставились на Баттерса.

– Ну, спасибо, – отодвинулся от него Крейг, – теперь у меня пропал аппетит.

– Хорошо, предположим, всё каким-то образом завязано на Кайле, – наморщил лоб Кенни. – Надеюсь, больше в него никто не влюблён?

– Это бред какой-то! – сказал Стэн.

Сняв котелок с огня, он разложил бобы по тарелкам. Крейг насыпал в кружки кофе и залил его кипятком.

Ужинали они в полном молчании, видимо, каждый думал о своём.

– Давайте первыми подежурим мы с Крейгом, – предложил Стэну Кенни, а под утро разбудим вас с Баттерсом – ему бы не мешало отдохнуть.

– Идёт, – подложив рюкзак под голову, Стэн лёг и закрыл глаза; Баттерс пристроился рядом.

Крейг сделал ещё кофе, а затем, достав две сигареты, прикурил обе и протянул одну Кенни.

– Думаешь, Картман вправду влюблён в Кайла?

– Понятия не имею, – Кенни отхлебнул кофе. – Спать хочется. Меня прям рубит.

– Меня тоже, – пожаловался Крейг.

Они сидели бок о бок и смотрели на костёр. Языки пламени танцевали перед глазами, смазываясь; ветер убаюкивающе шумел в верхушках деревьев. Кенни встряхнулся, но голова кружилась, веки налились тяжестью, и в какой-то момент он почувствовал, что заваливается набок. Кажется, Крейг звал его, но Кенни отключился.

продолжение в комментариях


URL записи

@темы: Фанфики